NYMPHALIDAE

 

Apatura metis Freyer, 1829.

 

В З. Сибири ssp. irtyshika Korshunov, 1982 (описание ниже). В Забайкалье и на юге Д.Востока ssp. substituta Butler, 1873 – у бабочек более темный фон, четкий рисунок низа з. кр., хорошо выражен глазок у анального угла. Под названием praeclara Moltrecht in O. Bang-Haas,1927 описана крупная форма substituta c красно-коричневой окраской верха кр.,с фиолетовым отливом в субмаргинальной зоне. У самок praeclara верх темно-коричнево-черный. Субмаргинальная половина перевязи на п. кр. нечеткая, расплывчатая, желто-коричневая, на з. кр. четкая, широкая. Белая перевязь обоих кр. запылена желтым, узкая, как у substituta. Вообще же A. metis склонен к образованию локальных форм отчасти приближающихся к ilia. Tемными формами A. m. substituta являются дальневосточные таксоны: abramovi Kurentzov, 1970 (он описан как подвид A. iris с р.Горюн из Н.Приамурья и с р.Самарга в прибрежном районе хр.Сихоте-Алинь), а также и krylovi Kurentzov, 1937 (описан как подвид с севера хр. Сихоте-Алинь). В Ю.Приморье местами нередка также форма с сильно расширенными охристыми перевязями. С о.Кунашир описан таксон doii Matsumura, 1928.

 

Apatura metis irtyshika Korshunov, 1982

«Apatura metis irtyshika Korshunov, ssp. n. (fig. 1, 2, 3, 4, 5)

Форма A. metis Freyer, 1829 долгое время считалась подвидом Apatura ilia Denis et Schiffermüller, 1775, и только в последнее время признана самостоятельным видом. Для него установлены подвиды ― номинативный из Венгрии и сопредельных стран, A. metis bunea Herrich-Schiffermüller, 1845 ― из бассейна р, Волги, A. metis substituta Butler, 1873 – с юга Дальнего Востока. Описываемый подвид обнаружен за Уралом, в Казахстане и на юге Западной Сибири.

САМЕЦ. Длина переднего крыла 32 мм. Крылья сверху коричневые с беловатыми и желтоватыми пятнами, образующими характерный для вида рисунок. По сравнению с другими подвидами синий отлив выражен слабее. На задних крыльях дискальный ряд пятен (срединная полоса) более светлой окраски. В анальной части задних крыльев сверху желтоватый глазок у конца постдискальной темной перевязи без темной точки (у всех других подвидов она имеется). Крупные светлые пятна перед внешним краем задних крыльев сверху шире, чем соседняя постдискальная темная перевязь (у других подвидов эти пятна не шире, а уже или одинаковы). Снизу передних крыльев, в их анальной части, темный глазок расположен на ясно выделяющемся желтоватом пятне (как у близкого вида A. ilia Den. et Schiff.), у других подвидов такого желтоватого пятна нет.

САМКА .Длина переднего крыла 35 мм. Крылья сверху коричневые, а все пятна , образующие характерный для вида рисунок, более желтоватые, чем у самца. Ни синего, ни какого иного отлива на крыльях нет. По другим признакам сходна с самцом.

МАТЕРИАЛ. Голотип – самец, Павлодарская обл., с. Качиры, 7. 07.1972. Аллотип ― самка, там же, 3.07.1972. Паратипы ― 1 ♂; там же, 7.07.1972; Омская обл., с. Чернолучье на Иртыше, 1 ♂, 07. 1965 (Заика).

ИСТОЧНИК: New sp., Novosibirsk, 1982, iss. 16 , p. 88.

NOTE: The butterflies of the ssp. irtyshica were designated as «ilia» and «ilia var. metis» in the environs of Semipalatinsk at the end of the last century [Suvortsev, 1894; Elwes, 1899].

 

Род RODDIA Korshunov, 1995.

 

Оригинальное описание рода:

Род Roddia Korshunov, gen. n.

Типовой вид: Papilio l-album Esper, 1780

Монотипный голарктический род. Д. п. кр. 26-32 мм. По деталям рисунка и форме кр. имеется сходство как с Pоlygonia, так и с Nymphalis. Внешний край кр. зубчатый. Свверху на красно-рыжем фоне довольно крупные черные пятна, а также по одному белому пятну у переднего края каждого крыла. Основания кр. в густых мягких волосках. Н. ст. кр. бурых тонов, белое пятно в виде буквы L, иногда мало заметное. Таксон назван в память лесовода и энтомолога Родда Евгения Георгиевича (1871-1933), исследователя Алтая и Верхнего Приобья.”

ИСТОЧНИК: Dnevnye babochki, Ekaterinburg, 1995, p. 81.

 

Euphydryas ichnea (Boisduval, 1832).

 

На Урале, в З. Сибири и на Алтае подвид altaiana Wnukowsky, 1929 (= altaica A.Bang-Haas in Seitz, 1908, nom.praeocc.) Подвид intermedia Ménétriés, 1859 встречается в Якутии. Горы Ю. Сибири от Саян до Станового нагорья населяют бабочки с преобладанием особей с охристыми пятнами в центральной части верха кр., они известны как mongolica Staudinger, 1892. Особи с юга Д. Востока отличаются от сибирских однотонным кирпично-красным фоном верха кр. и некоторой редукцией темных пятен. Похожие бабочки с Сахалина описывались как konumensis Matsumura, 1927.

Систематические замечания. Мы возвращаем этому виду его первоначальное название. Собственно, смена названия была обусловлена тем, что не понравился рисунок Буадюваля. Однако, еще Н. Ершов (1888, Труды РЭО, т.22, с.199) заметил, что «Буадюваль дал рисунок самки,очень хорошо исполненный,а Менетрие под названием intermedia хотя и дал изображение самца, но выполнено оно весьма плохо; поэтому я считаю не лишним еще раз правильно изобразить самца … из южной части Иркутской губернии.» Таким образом, Н. Ершов, подтверждая правоту Буадюваля, по сути и защитил статус названия ichnea. Позже это не учли.

 

Euphydyas iduna (Dalman, 1816).

 

Бабочки с севера Сибири близки к подвиду iduna. Ранее (Коршунов, 1970,1972, Mracek, 1989) таксон inexpectata Sheljuzhko, 1934 был упомянут в сочетании с г.Среднеколымском, что обусловлено неверной интерпретацией сведений Л.Хиггинса. Таксон Л.Шeлюжко к Сибири не относится, он описан с Кавказа. В горах Ю. Сибири распространен подвид sajana Higgins, 1950, отличный от номинативного заметной редукцией черного рисунка. У бабочек на п. кр. дискальные черные пятна исчезают, увеличивается площадь светлой основной окраски. Снизу кр.черные жилки менее ясны, испод выглядит бледным.

Ниже сведения о двух новых подвидах:

 

Е. iduna semenovi Korshunov et lvonin, ssp. n. (fig. 1, 2, 3, 4)

и

Е. iduna alferakyi Korshunov, ssp. n. (fig. 1, 2, 3, 4)

 

Оригинальное описание подвидов:

«В горах Ю. Сибири высокогорные биотопы Алтая, Саян населяют мелкие особи, сходные по облику с iduna, но с более бледным рисунком, особенно снизу. Это подвид sajana Higgins, 1950. На Кузнецком нагорье водятся бабочки почти в два раза крупнее, яркие, самки замено крупнее. Среди них попадаются экземпляры и с более темным рисунком, типа ab. sulitelmica Schliltz, 1906. Этих крупных бабочек мы обозначаем как

Е. iduna semenovi Korshunov et lvonin, ssp. n. (fig. 1, 2, 3, 4).

ГОЛОТИП – самка. Д. п. кр. 24 мм. Рисунок как у основной формы, но светлые участки рельефнее, а темные скопления чешуй на них уменьшены. Концы жилок на краю кр. с темными пятнышками.

АЛЛОТИП – самец. Д. п. кр. 20 мм. Светлые участки рисунка сверху запылены серыми и черными чешуйками, особенно около рыжей перевязи. Снизу светлые участки как у самки.

МАТЕРИАЛ: Голотип – ♀, 14.7.1975, Хакассия, район г. Бобровой, ручей – приток реки Сарала (Ю.Коршунов). Аллотип – ♂, 7.07.1975, там же, на одуванчике. Паратипы – 15 ♀♀, 47 ♂♂, 7-14. 07.1975, там же; 3 ♀♀, 5 ♂♂, 30.06 -9.07.1996, долина ручья Кедровый у г. Чемодан; 1 ♂. 8 ♂♂. 4.07.1996, долина р. Красная Речка, приток Ср. Терси; 3 ♀♀, 5 ♂♂, 5.07.1996, г. Становой хребет; 1 ♀, 6.07.1996, оз. у г. Медвежьей; 1 ♀, 1 ♂, 8.07 и 10.07.1996, луга у г. Чемодан и г. Лысая (В. Ивонин).

Бабочки предпочитали луга с Viola altaica на горных склонах и около курумников. Питание их отмечено на цветках валерианы, змеевика большого, на лютиках, одуванчиках, реже на зонтичных.

Подвид назван в память нашего учителя Семенова Бориса Сергеевича, который еще в 20-е годы проводил сборы чешуекрылых в этих местах и открыл в бассейне Терсей перламутровку сагану. Долгие годы он был заведующим отделом природы Новосибирского краеведческого музея.

Отличаются от остальных якутские бабочки. Они выгладят пестрыми, разнятся от типичных чисто белыми и красными (кирпичными) пятнами сверху и снизу кр. и большой величиной. Называем их

Е. iduna alferakyi Korshunov, ssp. n. (fig. 1, 2, 3, 4)

ГОЛОТИП – самец. Д. п. кр. 19 мм. Кр. сверху на белом поле имеют поперечную перевязь из черных чешуек. Снизу рельефный рисунок, свойственный виду, на фоне черных жилок.

АЛЛОТИП – самка. Д. п. кр. 23 мм. По рисунку и окраске очень близка к самцу, только сверху кр. с большим числом темных чешуек на белых пятнах.

МАТЕРИАЛ: Голотип – ♂, 21.06.1985, Якутия, 18 км. ВСВ п. Хандыга, верх. р. Хавдыга (В. Дубатолов). Аллотип – ♀, 12.06.1985, В. Якутия, р. Алдан, Хандыга, влажная просека в лиственничном лесу (В. Дубатолов). Паратипы – 2 ♂, 26.06.1971, п. Аргахтах Среднеколымского р-на Якутии (П. Полякова); 2 ♀♀, 1 ♂, 16.06- 15.07.1973 и 1 ♀, 20.06.1979, верх. р. Иньяли, Якутия (Н. Н. Винокуров); 4 ♂♂, 12.06.1985, р. Алдан; 5 ♀♀, 11 ♂♂, 21.06 – 17.07.1985, верх. р. Хандыги; 2 ♀♀, 7 ♂♂, 5-20.07.1985, низовья р. Сунтар, бассейн р. Индигирки; 3 ♀♀, 8 ♂♂, 17-18.07.1985,р.Кюбюме, бассейн р.Индигирки (В. Дубатолов); 1 ♂♂, 30.06.1985, хр. Сунтар-Хаята, г. Баранья (Л. Попова); 1 самец, 15.07.1990, В. Якутия, верх. р. Мюрале (М. Захаров).

Подвид назван в честь Сергея Николаевича Алфераки (1850-1918), автора работ по Сибири и целого ряда таксонов.

ИСТОЧНИК: Dopolnenie 1, Novosibirsk, 1996, pp. 24-25.

 

Melitaea athalia (Rottemburg, 1775)

 

У бабочек в горах Ю. Сибири в среднем более расширен черный рисунок, с Ц. Алтая описывались как reticulata Higgins, 1955, из района г. Иркутска как tinica Fruhstorfer, 1910. По материалам из Магаданской обл.и с Камчатки описан ssp. hyperborea Dubatolov, 1997 (Far Eastern Entomologist, 44,April, pp.8, f.18-20). Всех бабочек с юга Д. Востока, которые ранее принимались за athalia, следует считать за аmbigua. Для athalia в Приморье из окр. Сучанского рудника описана форма asiae Verity, 1940. Л. Г.Хиггинс (Higgins, 1955: 27) нашел, что у них генитальные аппараты такие же, как у особей из Альп и выразил сомнение в правильности этикеток.

 

Mellicta athalia hyperborea Dubatolov, 1997 (fig. 1, 2, 3, 4).

Оригинальное описание:

«Mellicta athalia hyperborea Dubatolov, ssp. n.

MATERIAL. Holotype: ♂, Magadanskaya oblast’, settlement Verkhnii Seimchan [Upper Seimchan], 19.VI 1966 (Polyakova). Paratypes: 2 males, the same locality, 22. VI 1966 (Polyakova); 2 ♀♀, Magadanskaya oblast’, the upper flow of the Kolyma River, the Bol’shoi Annachag [Great Annachag] Mountain Range, near the Aborigen peak, 11.VIII 1986 (Dubatolov); ♀, Kamchatka, Kozyrevsk, 2.VII 1971 (Efremova).

DESCRIPTION. FWl.: males 14-15 mm, females 15-19 mm, so butterflies are considerably smaller than the Siberian M. a. reticulala Higgins, 1955 (FWl 16.5-20 mm, in 19-22 mm in females). The UPS is relatively dark, especially in the holotype (fig. 18). The FW has only one distinct dark-red spot at the cell apex. Distally from it there are 4 rows of dark-red spots: 2 proximal rows are separated between R stem and the vein M3 and are joint below the vein M to the vein CuP. Submarginal row of spots is complete, the marginal one is developed up to the vein A, the UPH has a small dark-red spot in the cell apex and only 2 rows of dark-red spots in the external part of the wing. Two spots of the proximal row between veins M1 and M3 are accompanied by obscure dark-red spots; the marginal row is not expressed in the hololype, but visible in some paratypes. The pattern of the UNS is as in M. a. reticulata. Genitalia are similar to M. a. reticulata (Figs 19-20).

DISTRIBUTION. Russia: Magadanskya oblast’, Kamchatka.

REMARKS. The UPS of M. a. hyperborea is strongly darkened and not evenly chequered, all dark-red spots in males and often in females are diminished. M. a. reticulata from South Siberian mountains and North Zabaikalye have dark-red spots well distinct, thus the UPS is almost evenly chequered.

ИСТОЧНИК: Far East. Entomol., 1997, p. 8, Figs 18-20.

 

Melitaea menetriesi Caradja, 1895.

 

Ssp. centralasiae Wnukowsky, 1929 (pro mongolica Staudinger, 1892 c т.м.: Kentei) в горах Ю. Сибири и в Ц. Якутии. Бабочки подвида kolymskya Higgins, 1955 c cевера В. Сибири мелких размеров и у них расширены светлые пятна снизу з. кр. Камчатский подвид menetriesi (вместо orientalis Ménétriés, 1859) имеет бабочек, у которых на исподе з. кр. есть беловатые пятна вдоль всего внешнего края и увеличенны черные пятна в постдискальной области. Подобные особи найдены и в Магаданской обл.(п. Мадаун).

Для бабочек Верхнего Приобья описан подвид westsibirica.

 

Melitaea menetriesi westsibirica Dubatolov, 1998.

Оригинальное описание подвида:

«Подвид westsibirica Dubatolov, sbsp.n. ♂ – Верхнее Приобье. Д.п.кр. 14-19 мм. Внешне мало отличен от подвида из южно-сибирских гор, напоминает и аurelia. Главная черта ─ тегумен у aurelia без ясных зубцов, у westsibirica зубцы длинные, а эдеагус на вершине с прозрачным выступом, несущим загнутый вверх отросток, как у aurelia. Эти бабочки встречаются симпатрично у Карасука и южнее в Алтайском крае.

МАТЕРИАЛ.Голотип ─ самец,29.06.1957, с.Новый Шарап Ордынского р-на Новосибирской обл. ( Ю. Коршунов). Паратипы ─ 3 самца, 22.06.1958, 25.06.1959, там же, самка, 17.06.1982, c.Ача Болотнинского р-на Новосибирской обл.(Ю. Коршунов), самец, 8.06.1994, c.H.Коен Искитимского р-на Новосибирской обл.(В. Ивонин).»

ИСТОЧНИК: Dopolnenie 2, Novosibirsk, 1998, p. 18.

 

Melitaea rebeli Wnukowsky, 1929

 

В печати есть мнение В. Дубатолова (Дубатолов, Костерин, 1999) о присоединении rebeli к menetriesi со ссылкой на «сложную гамму переходов» без конкретных фактов и без учета, что rebeli из группы asteria.

 

Melitaea plotina Bremer, 1861.

 

Бабочки Салаира и Буготакских сопок описаны как подвид standeli:

 

Mellicta plotina standeli Dubatolov, 1997 (fig. 1, 2, 3, 4).

Первоописание:

«Mellicta plotina standeli Dubatolov, ssp. n.

MATERIAL. Holotype: ♂, SE environs of Novosibirsk, 5-6 km SE of Akademgorodok, the valley of the Shadrikha rivulet, 1.5 km upstream of the village Mel’nichikha (= Shadrikha), 12.VII 1992 (Dubatolov). Paratypes: ♂, the same locality, 11.VII 1992 (Kosterin); 4 ♂♂ 1 ♀, the same locality, 29.VI 1994 (Dubatolov, Zintshenko); 2 males 3 ♀♀, Novosibirskaya oblast’, Iskitim region, near Elbashi village, a valley of the rivulet, being a right tributary of the Bolshoi Elbash River, 11.VII 1992 (Zintshenko); ♂, the same locality, 11.VII 1993 (Kosterin).

DESCRIPTION. FWl.: males 13-15 mm, females 14.5-16 mm. FW of the holotype is blackish-brown with 3 rows of dark-red spots in external part. The external row consists of small spots, the second and third ones consist of spots in several times larger. Proximal to these rows, near the discal vein and behind it, there are several dark-red spots, as in a nominative ssp. There are no spots at the base of the cell (a small spot is visible in some paratypes). UPH with 3 rows of dark-red spots, the external one consists of small spots, two others have the spots several times larger. Distal half of the cell with 3 dark-red spots arranged in a row. Underside of both wings have a pattern similar to that of the nominotypical ssp. Female wing pattern consists of a wider dark-red spots. The black crescent spots between marginal and submargmal dark-red spots are narrow, noticeably narrower than the adjoining dark-red spots.

DISTRIBUTION. Russia: the eastern part of Novosibirskaya oblast’ and Altaiskii krai (Soldatovo on Ob’ River, 100 km of Barnaul).

REMARKS. The new ssp. differs from the Far Eastern M. p. phtina (Bremer, 1861) (= M. ussurica Verity, 1932) by smaller size (FWl. in M. p. plotina male 15-17.5 mm, female 16-18 mm). UPH of the male M. p. standeli has the second and the third (starting from the margin) rows of dark-red spots similar in size and relatively large, sometimes the spots of the second one are even larger than those of the third, the external one consists of small spots (Fig. 16). Sometimes the spots of the second row are larger than those of the third one. In M. p. plotia UPH has two external rows consisting of small spots, and only the third one – of large spots (Fig. 17). This character is distinctly visible on the colour table Bremer, 1864: t. 3, fig. 2) as well as in specimens studied by me from Primorskii krai. UPH of female M. p. standeli has the black crescent spots between the marginal and submarginal dark-red spots narrow, noticeably narrower than the adjoining spots: in females of M. p. plolma these crescent spots are wide, equal or wider than the adjoining dark-red spots. Untortunately, I have not possibility to compare specimens of M. plotina from Novosibirsk with those from Troitskosavsk (now Kyakhta, Zabaikalye), type locality of M. pacifica Verity, 1932. I have not found Zabaikalyen specimens in any available collection. Nevertheless, isolation of the Upper Obian population (M. p. standeli) from the Zabaikalyen (M. p. pacifica) and the Far Eastern ones (M. p. plotina) is the main reason to describe a new ssp. Isolation of Far Eastern, Zabaikalyen and West Siberian populations of some palaearchaearctic sp. have been discussed earlier and was connected with a presence of relict nemoral elements in flora and fauna of these territories (Dubatolov & Zolotarenko, 1996).

New ssp. were observed on damp meadows with tussocks, the reed (Phragmites australis), and sparse willow bushes in swampv valleys of small rivulets, and on adjacent forb meadows. The males fly above vegetation under sunny weather, and disappear when the sun hides. Feeding of a butterfly on an inflorescence of Leucanthemum vulgare was observed by Dr. O. E. Kosterin.

ETYMOLOGY. The ssp. is dedicated to Mr A. E. Standel, who has firstly found this East Asian sp. in the east part of Novosibirskaya oblast’ (Standel, I960) on the Salairskii Kryazh elevation near village Ust’-Travyanka between villages Maslyanino and Suenga».

ИСТОЧНИК: Far East. Entomol., 1997, pp. 6-8, Fig 16.

Из Ю. Забайкалья с Малханского хр. опубликован как вид Melitaea pacifica Verity, 1932 (т.м. – долина р. Чикой), которого Higgins (1955) определил синонимом к plotina. Видимо, правильнее рассматривать его подвидом от plotina. Тогда же из окр. Сучанского рудника в Приморье был описан и подвид pacifica, как ussuriae Verity, 1932. Возможно, это просто синоним plotina.

 

Melitaea latonigena Eversmann, 1847.

 

Aреал latonigena в В.Сибири в деталях еще должен уточняться. Известны бабочки, описанные из бассейна р.Яны, как polaris Grum-Grshimailo, 1899. Они довольно похожи на latonigena. По сборам М.Суворцева из окр.оз.Марка-Куль описана вариация M. didyma var. altaica Grum-Grshimailo, 1893. В ревизии 1941 г. Higgins отнес ее к latonigena, посчитал, что к ней относятся все бабочки от Алтая до Забайкалья и до хр.Хаптагай в Монголии. Причина проста – нет особых отличий у altaica от latonigena, по сути это синонимы. К тому же в ревизии типовое место latonigena из района г.Иркутска по совершенно неясной причине прочитано как «Kentei». Все в целом привело к тому, что фактически бабочки из разных мест гор Ю.Сибири толком не исследованы, да и материал на эту тему еще предстоит собирать. Только из Тункинских гольцов («Turkinsk Weissberge, 2000 m, July» в оригинале) описана реалия как atrata Higgins, 1935. Она мельче latonigena, с сильным развитием черного рисунка у самца и самки. Ниже даны сведения об изолированной популяции latonigena на плоскогорье Укок в бассейне р. Калгуты.

 

Melitaea latonigena ukoka Korshunov, 1998 (fig. 1, 2, 3, 4, 5, 6)

Оригинальное описание подвида:

«В экстремальных условиях высокогорных биотопов среди дерновинно-злаковых тундр на высоте свыше 2000 м А.В.Бондаренко обнаружил свыше двух десятков бабочек, которых мы называем

M. latonigena ukoka Korshunov, ssp. n.

Cамцы отличаются редукцией части черного рисунка, самки четким черным клетчатым рисунком на светлом фоне кр.

ГОЛОТИП. Самец от 11.07.1997, д,п. кр. 17 мм, из черных пятен на п. кр. хорошо развиты краевые – у светлой бахромки и рядом, а далее только в середине крыла и ближе к корню. Так что внешнее поле совершенно без пятен, тогда как у всех других форм latonigena этот участок крыла имеет или черные точки между жилками или даже и слившиеся в цепочку точки, как у atrata. У одного самца из паратипов не выражен и средний ряд пятен.

АЛЛОТИП. Самка от 11.07.1997, д. п. кр.18 мм, на клечатом рисунке п. кр. заметно выделяется светлое пятно в центральной ячейке перед дискальной жилкой, оно квадратное. У паратипов есть и иной формы, но везде оно хорошо выражено. На з. кр. аллотипа сверху несколько ячеек ближе к переднему краю окрашены в оранжевый цвет, у паратипов этим цветом окрашены части и п. кр. Снизу рисунок типа latonigena. Среди экземпляров с Укока несколько аберраций самок, у которых верх совсем черный или частично, а снизу также развит черный рисунок в прикорневой части.

Всего в типовую серию вошло три самца и семь самок, д. п. кр.16-20 мм. Кроме того, приводим подобных бабочек из сборов Р.Яковлева и В.Дорошкина также с плоскогорья Укок: 5 самок, 5 самцов – 14.07.1994, 1 и 5.07.1995, 25.06.1996, в 10 и 15 км Ю с.Джазатор, 2200 м; 4 самки и 35 самцов – 3.07.1997, г.Май-тобе, 2600 м; 2 самки и 18 самцов – 10-12.07.1997, среднее течение р.Джумалы, 2200 м.»

ИСТОЧНИК: Dopolnenie 2, Novosibirsk, 1998, p. 19.

 

Melitaea didymoides Eversmann, 1847

 

Бабочки номинативного подвида занимают Туву, Забайкалье и бассейн р. Зеи. В Приморье манчжурский подвид latonia Grum-Grshimailo, 1891 с бабочками более яркой окраски. Для крайнего юга Приморья и островов в заливе Петра Великого А.И.Куренцов (1970) приводил китайский ssp. pekinensis Seitz, 1908 для бабочек, как он пишет, несколько большей величины с сильным, особенно у самок, темным опылением верха кр., обитающих на открытых травянистых биотопах морских берегов. Это единственное свидетельство о китайском подвиде требует подтверждения, возможно, что речь идет о M. sutschana.

 

Melitaea trivia ([Denis et Schiffermüller], 1775) (= fascelis Esper, 1784).

 

Бабочки ssp.fascelis населяют западные предгорья Ю.Урала. Из долины р.Урал описана шашечница Увароваuvarovi P.Gorbunov, 1995. Этот таксон по всей сумме признаков все-таки следует считать очень близким к fascelis (в издании книги «Дневные бабочки Азиатской России» в «Приложении» рисунок для uvarovi – 170, а не 173!). Из окр. оз. Хубсугул описан ssp. singularia.

 

Melitaea trivia singularia Korshunov, 1995

Название Melitaea trivia singularia Korshunov, 1995 (fig. 1, 2) было предложено (Dnevnye babochki, 1995, pp. 92-93) следующим образом:

«...Yu. P. Korshunov [Korshunov, 1977: 5th iss., 668] described a peculiar female from the surroundings of Lake Hubsugul in Mongolia. We suggest the name Melitaea trivia singularia Korshunov, ssp. n. for such butterflies. Translation of the cited description, which should be considered as the original description of the ssp., is follwoing: «Melitaea trivia Denis et Schiffermüller, 1775, ?ssp. n. Hubs[ugul Aimak]: Lake Hubsugul, 26 VI (D). [V. Ch. Dorogostaiskii], 1 ♀. It differs from the typical form by light and motley pattern, the wings somewhat elongate. Generally the habitus resemble that of M. t. ignasiti Sagarra, 1926. Probably, it belongs to a new ssp.

Female. The palpi are covered with yellow hairs. The FWl. is 18 mm. The UPS is pale-fulvous, motley since black dots are small and well contrasted. On the UNH the black streaks are narrow, do not contact completely to the fulvous band. The middle field is light-yellow not differing in colour from the basal and outer parts. There are two rows of four irregular black spots (dots) going from the fore margin to the cell in the middle field. The genitalia are close to those in the typical form.»

 

Damora sagana (Doubleday, 1847) (= paulina Nordmann, 1851) (fig. 1, 2)

 

Непарная перламутровка впервые установлена по самцу в 1847 г. из Китая. Этот вид указан в 1901 г. также для Приамурья, Приморья, Кореи и Японии [Staudinger, Rebel, 1901 ]. Однако еще в 1851 г. А. Нордманном [Nordmann, 1851] описана самка этого вида под названием Damora paulina Nordm.

А. Нордманн сообщил, что «единственный, впрочем превосходной сохранности, экземпляр пойман доктором Геблером в 1826 г. в окрестностях Иркутска и прислан в Петербург доктору Хеннингу». Таким образом, место поимки точно отмечено, но в каталоге О. Штаудингера не учтено. И долгое время считалось, что непарная перламутровка западнее Приамурья не встречается. В нашей публикации [Коршунов, 1970] об этих материалах допущена опечатка: вместо «1 экз., от Геблера» напечатано «11 экз.». Сведения А. Нордманна учел только Н. Я. Кузнецов, отметив в атласе Ламперта для этого вида Забайкалье [Ламперт, 1913]. В 1915 г. для Усть-Маи в Якутии сагану привел Л. Круликовcкий [1916 ].

Западная часть ареала sagana выявлялась в 1910-1935 г. Первым двух самцов 18 и 22.06.1910 г. в местности Каштак у Томска на цветущем Carduus поймал А.А.Мейнгард, а самок удалось увидеть только в 1912 г. из заметной популяции у разъезда Суранова на 27 версте от ст. Тайга. Потом были опубликованы факты для окрестностей с.Межениновки, д.Коневой, для Кузнецкого Алатау, для района г. Барнаула (Мейнгард, 1915, Семенов, 1922, Внуковский, 1926, 1935).

Западнее вид не был найден, но сохранилось замечание С. Д. Лаврова [1922] о том, что одна из бабочек, которую он не сумел поймать около с. Екатериненского на р. Иртыш близ Урозая, была очень похожа на непарную перламутровку. Это предположение и точные факты забылись к 50-м годам, когда появилась заметка о «неожиданном нахождении» этого вида в Кузбассе под Таргаем [Штандель, 1951 ]. Позже бабочки были пойманы у Суенги на Салаире, у Телецкого озера и в верховьях р. Бии, в окрестностях пос. Чоя северо-восточнее г.Горно-Алтайска.

В 50–60-е годы сагана обнаружена в Тяжинском районе Кемеровской области, севернее Красноярска в окрестностях с. Сутяги и даже за 58° с. ш. в верховьях р. Кеть.

В Кемеровской области эта перламутровка поймана недавно в районе д. Кузедеево, в числе многих экземляров обнаружена нами на одном из безымянных левых притоков р. Мрас-Су и в долине этой реки недалеко от устья. Новая точка нахождения вида – на притоке Енисея р. Сиcим в среднем течении (экземпляр самца передан в фонды зоомузея Д. М. Пупавкиным).

Последние находки – Сузунский бор (В. Ивонин), бассейн р. Берди ( А. Чернышов) в Новосибирской обл.

Экземпляры бабочек с Кузнецкого нагорья отличаются от восточносибирских и приморских. Ранее [Внуковский, 1926; Wnukowsky, 1935; и др.] особей непарной перламутровки из бассейна р. Томь приводили под названием paulina Nordm. Как мы уже упоминали, первоначально так был обозначен вид на основании самки, иными словами Argynnis sagana Doubleday, 1847 == Damora paulina Nordmann, 1851, т. е. название paulina является молодым субъективным синонимом названия sagana и на этом основании применяться далее не может.

Именно так расценивал эту ситуацию еще О. Штаудингер в своем каталоге. К сожалению, в издании А. Зейца [Seitz, 1906– 1910] описание А. Нордманна по иркутскому экземпляру самки почему-то трансформировалось в амурскую (?- Ю. К.) форму paulina Nordm., воспринятую другими авторами как подвид. О. Штаудингер [Staudinger, 1892] в работе по фауне чешуекрылых Амурской области о самках саганы упоминал следующим образом: «♀♀ (paulina Nordm.) sind viel seltener» (с. 194). Здесь в общем напрашивается сходство со специальным обозначением самок у других перламутровок, как, например, с valesina у Argynnis paphia L. Да и вообще сагана из всех сибирских видов более всего сходна как раз с пафией, по самцам – внешне и по поведению, а по самкам – с темной формой, особенно изрядно полетавшей.

Сравнение материалов из бассейнов рек Томь, Енисей и из Забайкалья с амурскими и приморскими показывает, что на этой территории распространены три формы непарной перламутровки.

Первая, реликтовая, в западной части ареала, на Кузнецком нагорье и у Енисея, а на Алтае – только на самом северо-востоке. Непарная перламутровка в этих регионах связана с лесными растительными ассоциациями и с реликтовыми (автохтонными) липовыми лесами, сохранившимися с третичного времени. Почти везде непарную перламутровку сопровождает ленточник Гельманна – Limenitis helmanni Ld. Вторая, амурская, от Прибайкалья по долине Амура и в Приморье, живущая как в лиственничных, так и в широколиственных и елово-пихтовых лесах, в целом в условиях растительных формаций, менее измененных, чем в западной части ареала. Третья, японская форма, под названием liапе Fruhstorfer, 1907, которая водится, как отмечал и А. И. Куренцов [I970], на большей части Приморья.

Номинативный подвид в Китае.В Приморье подвид liane Fruhstorfer, 1907, наиболее близкий к номинативному. В западной части ареала от Верхнего Приобья до бассейна Енисея включительно водится подвид relicta a восточнее, на Байкале, в Мoнголии, Приамурье подвид nordmanni. Ниже приводим описание реликтовой и амурской форм.

 

Argynnis sagana relicta Korshunov, 1984 (fig. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9).

Оригинальное описание подвида:

«Argynnis sagana relicta Korshunov, subsp. n. (рис. 1)

Самец. Длина крыла 34 мм. Крылья сверху густого рыжего .цвета с крупными яркими черными пятнами. Расположение черных пятен и полос такое же, как у типичной формы. Снизу крылья буровато-рыжие. Черные пятна на передних крыльях по расположению и форме сходны с таковыми у типичной китайской формы, но ярче. Задние крылья с интенсивным фиолетовым опылением на внешнем поле, особенно с внутренней стороны его, прикорневая часть одноцветная.

Самка. Длина крыла 36 мм. По сравнению с другими формами крылья более тусклой окраски. Снизу на задних крыльях белая поперечная перевязь уже примерно на 1 мм, чем у описываемого далее подвида, а салатные пятна за зеленой перевязью едва выделяются, другие детали рисунка сходные. Внешний край переднего крыла без заметной выемки.

Материал. Голотип – самец, 5/VII 1978, Горная Шория, тайга в долине ручья – притока р. Мрас-Су близ устья (Коршунов); аллотип – самка, 5/VIII 1950, Кемеровская обл., окр. пос. Таргай (Штандель). Паратипы – 1 ♂, 15/VIII 1982, Алтай, 5 км вост. пос. Чоя; 1 ♂, 5/VII 1957, д. Даниловка Кемеровской обл. (Лехнер, Соловьева); 1 ♂ , 25/VII 1957, там же, пихтово-еловый лес (Криволуцкая); 1 ♀, 4–5/VIII 1957, там же (Лехнер, Соловьева); 2 ♂♂, 14, 16/VII 1958, Тяжинский лесхоз Кемеровской обл. (Григорьев); 1 ♀, 23/VIII 1958, Красноярский край, квартал 65 в лесной даче около Тяжинского лесхоза (Григорьев); 1 ♀, VII 1966, с. Сутяги Тасеевского р-на Красноярского края (Лощинский); 1 ♀, 24/VIII 1970, с. Маковское в верховьях р. Кети(Мордкович); 1 ♀,6/VII 1975, правый берег р. Мрас-Су, Мыски (из сборов студентов Новокузнецкого пединститута); I ♂, конец июня – начало июля 1976, ст. Подкатунь, в 18 км от Мундыбаша (Панченко); 1 ♀, VII 1976, у пос. Камешок Междуреченского р-на Кемеровской обл. (Мертвецов); 2 ♂♂, 5/VII, 10/VIII 1977, там же (Мертвецов); 15 ♂♂, 4–5/VII 1978, Кемеровская обл., Горная Шория, тайга, в долине ручья – притока р. Мрас-Су близ устья и по берегам р. .Мрас-Су (Коршунов); 1♂, 2/VII 1981, Красноярский край, Восточный Саян, среднее течение р. Сисим (Сильченко).

 

Argynnis sagana nordmanni Korshunov, 1984 (fig. 1, 2, 3, 4)

Оригинальное описание подвида:

«Argynnis sagana nordmanni Korshunov, ssp. n. (рис. 2)

ГОЛОТИП: самец. Длина крыла 32 мм. Крылья сверху светло-рыжие, черные пятна и полосы обычной для вида величины и строения. Низ крыльев светло-желтый, внешнее поле задних крыльев светло-фиолетовое, а прикорневая часть со светлым треугольным пятном.

АЛЛОТИП: самка. Длина крыла 35 мм. Крылья сверху яркой окраски. Снизу на задних крыльях белая поперечная перевязь широкая, как и у основной формы, а салатные пята за зеленой перевязью хорошо выражены. Внешний край переднего крыла с заметной выемкой.

Материал. Голотип – ♂, 6/VII 1974, долина р. Зеи, район Благовещенск – Москвитино. Аллотип – ♀, 8/VII 1965, окр. Хабаровска. Паратипы – 1 ♂, 22/VII 1961, Шишкинo Иволгинского р-на Бурятской АССР (Орлов); l ♀3 ♂♂, 3, 4 и 11/VII, 6/VIII 1962, Гонжа Амурской обл. (Исаев), 1 ♀ , 9/VIII 1976, Монголия, р. Нумрэгин-Гол, 32 км юго-вост. г. Салхит (Козлов).

ИСТОЧНИК: New sp., Novosibirsk, 1984, iss. , pp. 58-61, f. 1-2.

 

Proclossiana eunomia (Esper, 1787) (= aphirape Hübner, 1799)

 

Подвид eunomia к востоку проникает до Ср. и Ю.Зауралья. Своеобразными оказались популяции в рямах Новосибирской обл. Новый подвид назван riamia.

The ssp. eunomia extends as far east as the M. and S. Zauralye. There were peculiar populations in «riamy» (wooded swamps) in the Novosibirsk Region. The new ssp. is called riamia.

 

Proclossiana eunomia riamia Korshunov et Ivonin, 1998 (fig. 1, 2, 3, 4, 5, 6).

Оригинальное описание подвида:

«Своеобразными оказались популяции в рямах Новосибирской обл. Имаго там держатся среди пушицы и багульника, часто присаживаясь на их листья и иголки сосны, активные как в солнечную, так и в пасмурную погоду. Бабочки рямов по размерам крупные, д. п. кр. не менее 18 мм, чаще за 20 мм. Сверху кирпично-красные особи довольно меланизированы, пятна черного рисунка увеличены, края крыльев в черном окаймлении, на котором проступают голубоватые пятна. Снизу з. кр. кружки и светлые пятна яркие серебристо-голубовато-белые. Причем, у многих экземпляров такого цвета и крайний ряд пятен на исподе п. кр. Отметим, что такие бабочки были встречены еще экспедицией Н.Ф.Кащенко 8 июня 1899 г. в ряме у ст. Убинской, отловлено более 30 экземпляров. А.А.Мейнгард (1905) в «Списке VI» особо их не назвал, но отметил и темный тон окраски, и крупные сливающиеся между собою черные пятна и перевязи на верхней стороне всех кр. и очень яркий красно-коричневый тон испода з. кр. с ярко выделяющимися крупными, с сильно серебристо-перламутровым блеском пятнами. Среди 30 экземпляров два были с «необыкновенно темною окраскою» и пять посветлее, ближе к типичным eunomia.

Новый подвид называем riamia Korshunov et Ivonin, ssp. n.

МАТЕРИАЛ. Голотип – ♂,17.06.1997, Каменный рям у с.Кузнецкого Чулымского р-на Новосибирской обл. (В.Ивонин), аллотип – ♀, 17.06.1997, там же. Паратипы – 2 ♂♂, 17.06.1962, рям около с.Кайлы б.Михайловского (ныне Убинского) р-на (Ю.Коршунов), 1 ♀, семь самцов – 17.06.1997, Каменный рям, 26.06.1997, там же.»

 

Proclossiana eunomia stromi Korshunov, 1998 (fig. 1, 2, 3, 4).

«Выяснилось, что в горах Ю.Сибири встречается два подвида. Для Алтая, Саян, Тувы и прилежащих частей Монголии описываем stromi Korshunov, ssp. n. (именем Семена Ароновича Строма [1906-1985] – моего главного экспедиционного учителя, руководителя юношеского географического общества «Сибирь» в г.Новосибирске). В отличие от acidalia у бабочек этого подвида снизу на крыльях нет серебристо-белого цвета. От номинативного они отличаются меньшей величиной (д. п. кр. чаще менее 20 мм), у них более тонкий черный рисунок, особенно у самцов, наконец, характерно для stromi наличие одного крупного (или рядом еще и мелкого) охристо-красноватого пятнышка около прикорневого зачернения у корня з. кр. сверху. Снизу з. кр. цвет довольно мелких кружков не отличается от цвета всех других светлых (светло-салатных или слегка желтоватых) пятен на кр. Эти светлые пятна в окружении охристых.

МАТЕРИАЛ. Голотип – ♂, 24.07.1975, З.Саян,хр.Пазарык-Ергак-Тайга, 1-й ручей за перевалом (Ю.Коршунов). Аллотип – ♀, там же. Паратипы – ♂, 23,07.1948, Тува, З.Танну-Ола (А.И.Черепанов), самка,9.07.1954, Алтай, с.Абай, 2 ♂♂,14.07.1959, Чуйская степь, р.Юстид близ д.Ак-Тал, 2 ♂♂ и 2 ♀♀, 19.07.1963, по дороге в Усть-Улаган (О.Ивановская), самец, 6.07.1966, р.Межтуярык – приток Чуи, 1700 м (А.Е.Штандель), ♂, 7.07. 1966, Алтай, г.Сукор близ Чаган-Узуна, 2600 м (А.Е.Штандель), ♂, 70 км ЮВ оз.Доод-Нур, 2000 м, Монголия (В.Соляников), ♀, 21.07.1972, Тува, оз.Кара-Холь, ♂, 5.07.1976, Алтай, Семинский перевал, 2 ♂, 16.07.1982, Алтай, ♂, 11.07.1983, Катунский хр., ур.Бертхем, 15 км ЮЗ Катанды (В.Дубатолов), ♂ и ♀, 13.07.1983, 15 км ЮЗ Катанды, перевал между р.Кураган и Кучерла, Тукура, 2400 м (В.Дубатолов), ♂ и 2 ♂, 20-21. 07.1983, Теректинский хр., 10 км сев.Катанды, гольцы, 2500 м (В.Дубатолов), ♂, 12.07. 1987, Телецкое озеро, г.Колюшту ( А.Баркалов), самец, 16.06.1987, Тува, Тоджа, оз.Азас (В.Зинченко), 2 ♂, 25-29.06.1991, Саяно-Шушенский заповедник, верховья р.Атук-Суг и ср.течение р.Ала-Ая (В.А.Вагин)».

ИСТОЧНИК: Dopolnenie 2, Novosibirsk, 1998, p. 20.

 

Clossiana oscarus (Eversmann, 1844)

 

Номинативный подвид в Сибири, на Буреинских горах, на нижнем Амуре. Близок к нему oscaroides Ménétriés, 1859, описанный из Якутии, у бабочек которого крупнее черные пятна верха. В Ср. Приамурье и в Приморье подвид australis Graeser, 1888 (т. м. – г. Владивосток) – большие бабочки с ярким рисунком.

Указание на Argynnis oscarus sachalinensis Matsumura, 1908 (Hori, Tamanuki, 1937) относится к iphigenia, так что опубликованное название insularia Korshunov, 1996 следует считать названием сахалинского подвида iphigenia.

 

Clossiana chariclea (Schneider, 1794)

 

Номинативный подвид на большей части Сибири. На Чукотке и Камчатке the ssp. tshuktsha:

 

Clossiana chariclea tshuktsha Dubatolov et Korshunov, 1998 (fig. 1, 2, 3, 4).

Оригинальное описание подвида:

«...На Чукотке и Камчатке подвид tshuktsha Dubatolov et Korshunov, ssp. n. В целом он напоминает butleri по окраске, но хорошо отличается по строению гениталий самцов. У нового подвида на исподе з. кр. внешнее поле однотонно красно-коричневое, у самца желтый цвет есть у отдельных экземпляров только между жилками M2 и CuA кнаружи от постдискальных темных пятен. Верхний апикальный отросток вальвы укорочен, не длинее нижнего (у butleri этот отросток совсем короткий и более толстый).

 МАТЕРИАЛ. Голотип – ♂, 2?.07.1986, 100 км Ю Певека, В.Чукотка, Усть-Чаун (Дубатолов, Зинченко). Паратипы – 12 ♂♂, 14 ♀♀, там же, 25.07-2.08.1986 (Дубатолов, Зинченко). Поскольку особи нового подвида имеют в целом гениталии промежуточные между chariclea и butleri, то это дает основание считать butleri W. H. Edwards,1883 подвидом циркумполярной chariclea

ИСТОЧНИК: Dopolnenye 2, Novosibirsk, 1998, p. 21.

 

Clossiana erda (Christoph, 1893)

 

Из Китойских гольцов (В. Саян) по четырем сравнительно темным особям описан подвидом kitoica Belik, 1996 [(Phegea 24 (4), 1.XII.1996: 163-166, plate 2].

 

Clossiana erda kitoica Belik, 1996

Оригинальное описание:

«Clossiana erda kitoica ssp. n.

Type material. Holotype ― a male, Russia, Vostochny Sayan mountains, khrebet (Mountain Range) Kitoiskiye Gol’tsy, upperstream of the Kitoi R., vicinity of lhe Lake Il’chir, 2350 m. 26.VI.1994, A. G. Belik leg. Paratypes: 3 females, the same locality as holotype, 26.VI and 30.VI.1994, A. G. Belik leg.

Description.

Male (plate 2., figs 1-2), holotype: FWl 23.0 mm.

UPF: the ground colour is dull ochre-orange, all elements of black wing pattern are very distinct, the elements of the discal row are united into a band. Basal area is thickly dusted with dark scales. The Holotype is worn, therefore the fringes are torn.

UPH: the ground colour is as on the UPF, all the black markings are very distinct. The spots of the discal row form a continuous black band. The space from the wing basis up to this band is very dark, covered with black scales that almost conceal the ground colour. A characteristic solid black strip in the discal cell remains well visible.

UNF: looks paler than the upperside because of less distinct black pattern. The area at the apex is yellowish.

UNH: the basal area is dark-brown, with silvery-white spots dusted with black scales. The median band is silvery-white, intersected by veins dusted with dark brown scales. In cells from 2A to the ventral margin this band is intensively dusted with dark brown and black scales. Distally the median band is bordered with a fine black line and a dark brown discal band. Postdiscal area immediately distad to the discal band silvery-while, but distad to the postdiscal row of black spots it is dull ochre-orange. Black triangular spots of the submarginal row are linked with outer edge of the wing by silvery-white spots. the outer margin is bordered with a marginal band consisting of two fine black lines.

Genitalia (fig. 6): attribution of this ssp. to Clossiana erda is confirmed by the structure of the male genitalia. They are almost the same as in the nominotypical ssp. (fig. 7). The long superior process of the valva is bulged in its distal end. But the bulge is directed not so frankly ventrally as in C. erda erda.

Female (plate 2, figs 3-6). average FWl is 24.3 mm (range 24.0-25.0 mm). UPF: as in male, but the ground colour is paler, the elements of black pattern are even more enlarged and the whole wing is covered with black diffuse scales. General appearance of the wings is much darker than in male. Fringes are checquered with black as in other Clossiana sp.

UPH: as in male. with the same modification as on the UPF. The Area from the wing base up to discal black band is almost completely black because of solid covering with diffuse black scales. Fringes are like on the FW. The UNF and UNH are like in male.»

С Чукотки приведен как подвид kurentzovi Wyatt,1961, отличается от номинативного меньшим черным опылением верха кр.и потому верх ярче. Субмаргинальные черные пятна на п. кр. уменьшены, а срединные более крупные. Снизу з. кр. внешняя часть срединной перевязи темная, почти черная, внутреняя более светлая.

ПРИМЕЧАНИЕ. Как установлено во Владивостоке(В. Дубатолов),голотип, самец таксона dulkeiti Kurentzov, 1970 – экз. из erda, а самка принадлежит к группе astarte.

 

Clossiana tritonia (Böber, 1812) (= elatus (Staudinger, 1892)

 

С Малханского хр. в Забайкалье похожие бабочки описаны как elatus Staudinger, 1892, это название полагаем синонимом к tritonia.

 

Clossiana amphilochus (Ménétriés, 1857)

 

Этот сибирский вид имеет несколько подвидов. Ниже тексты первоописаний уральского ssp. machati (бабочки известны теперь для бассейна р. Собь, для горного массива Рай-Из (Красная книга ЯНАО, 1997), хамар-дабанского ssp. dubatolovi, якутских ssp. ershovi и ssp. suntara. На Чукотке встречается наиболее мелкий подвид tschukotkensis Wyatt, 1961 – бабочки с сильным опылением черными чешуйками, особенно прикорневых частей кр. Как можно заметить, ранее эти названия приводились рядом с американскими аstarte и distincta, однако сравнение бабочек показало значительное различие между ними не столько по рисунку (хотя это очевидно), сколько по деталям генитального аппарата (разница в гениталиях имеется и между distincta и astarte). Поддерживаем приоритет Менетриe.

 

Clossiana amphilochus machati Korshunov, 1987

Оригинальное описание подвидa:

«Clossiana [distincta] machati Korshunov, subsp. n.

Самец. Длина переднего крыла 23 мм, у паратипа – 22 мм. Крылья сверху рыжевато-желтые, с крупными, слегка размытыми черными пятнами. В целом верх по окраске однороднее и значительно светлее, чем у С. distincta tschukotkensis Wyatt, 1961. Задние крылья сверху от корня до внешнего поля затемнены, в средней части выделяются рыжеватые пятна и хорошо заметен дискаль-ный штрих (рис. 2). Крылья снизу рыжевато-желтые. На передних имеются расплывчатые черноватые пятна на однородном фоне. На задних крыльях срединная перевязь хорошо очерчена, окаймлена группами густых рыжих чешуек, серебристые пятна запылены рыжими и темными чешуйками. Темные точки на внешнем поле четкие, с внутренней стороны от них есть серебристые лунчатые пятна. Задние крылья выглядят двуцветными – внешнее поле рыжевато-желтое, остальная часть крыла более темная, рыжая.

МАТЕРИАЛ. Голотип – ♂ Полярный Урал, 112-й километр железной дороги Сейда–Лабытнанги, 11/VII 1972 (В. Махат). Паратип – 1 ♂ Западная часть плато Путорана, район оз.Кета, среднее течение р. Ирбо-Кета, каменистая тундра, 18/VII1981 (Д. Пупавкин).

 

Clossiana amphilochus dubatolovi. Korshunov, 1987 (fig. 1, 2)

Оригинальное описание:

“Clossiana distincta dubatolovi. Korshunov, subsp. n.

Самец. Длина переднего крыла 22 мм, у паратипов – 21,5-23,5 мм. Крылья сверху рыжевато-желтые с черными контрастными пятнами, такие же светлые, как у С. distincta machati ssp. n. Задние крылья сверху затемнены слабее, но дискальный штрих и рыжеватые пятна контрастные, четко выражены. Крылья снизу рыжевато-желтые. На передних черные пятна отчетливые, на задних срединная перевязь почти не опылена черными и рыжими чешуйками. Остальные признаки как у С. d. machati. Один из паратипов снизу рыжий. Гениталии самца см. рис. 3.

Материал. Голотип – ♂, Хамар–Дабан, 15 км южнее пос. Слюдянка, вершина пика Черского, 2090 м над ур. м., у осыпи, 21/VII 1984 (В. Дубатолов). Паратипы – 2 ♂, там же, 1♂, гребень пика Черского, 1900 м над ур. м., на осыпи, 23/VII 1984 (В. Дубатолов).

По-видимому, аналогичные экземпляры А.И, Куренцовым (1970) были приняты за Brenthis astarte Doubl.

ИСТОЧНИК: New sp., Novosibirsk, 1987, iss. 19, pp. 11-12, f. 3.

 

Clossiana amphilochus ershovi Korshunov et P. Gorbunov, 1995 (fig. 1, 2, 3, 4)

Оригинальное описание подвида:

«Clossiana astarte ershovi Korshunov et P. Gorbunov, ssp. n.

Бабочек с Приленского плато отличают довольно крупные размеры (д. п. кр. самцов 22-24 мм, самок – 23-26 мм) и рисунок н.ст. з. кр.

ГОЛОТИП. Самец. Д. п. кр. 22 мм. Кр. сверху рыжие с интенсивным черным рисунком; з. кр. с довольно сильным зачернением в прикорневой половине. Снизу кр. пестрые; особенно четко выделяется ряд черных круглых пятен у внешнего края и их светлое обрамление. С н.ст. з. кр. фон прикорневой половины красновато-бурый; дискальная перевязь на з. кр. более пестрая, чем у других подвидов;»

MATERIALS: Holotype: ♂ – 19.06.1968, the settlement Khaptagai on the Lena River (Yu. Ammosov). Paratypes: 2 ♂♂ – 23.06 and 11.071987, the settlement Khaptagai, the road to Tammu (Yu. Ammosov); 2 ♀♀ – 20.07.1962, Yakutsk, the botanical garden (Alexandrova); ♂ – 7.06.1979, the same locality; 1♂ – 8.06.1985, the same locality (V. Dubatolov), ♀♀- 23.06.1992, the same locality (P. Gorbunov).

The ssp. is dedicated to the memory of Ershov, Nokolai Grigoryevich (1837-1896), one of the first real members of the Russian Entomological Society, the author of numerous works and the first catalogue of the Siberian [an error – must be Russian ― Yu. K.] butterflies.»

ИСТОЧНИК: Dnevnye babochki, Ekaterinburg, 1995, p. 108.

 

Из Якутии описан подвид^

Clossiana amphilochus suntara Dubatolov, 1998 (fig. 1, 2, 3, 4).

Оригинальное описание:

«Д. п. кр. 17-27 мм. Сверху на з. кр. желторыжий фон почти вытеснен напылением черноватыми чешуйками, так что часть крупных постдискальных пятен остается окруженными узкими или широкими светлыми ободками. Темное обрамление срединной перевязи незначительно темнее фона нижней стороны п. кр.

МАТЕРИАЛ. Голотип – самец, 07.1985, В.Якутия, хр.Сунтар-Хаята, 180 км ВСВ пос.Хандыга, верх. р.Хандыга, 232-250 км трассы Хандыга – Магадан (Дубатолов). Паратипы – 06-07.1985 (Дубатолов, Баркалов, Попова ).»

ИСТОЧНИК: Dopolnenye 2, Novosibirsk, 1998, pp.21-22.

 

Clossiana matveevi P. Gorbunov et Korshunov, 1995 (fig. 1, 2)

 

Оригинальное описание вида:

Clossiana matveevi P.Gorbunov et Korshunov, sp. n. Перламутровка Матвеева.

САМЕЦ. Д. п. кр. 22.6-23.8 мм (у голотипа – 22.8 мм). Фон кр. сверху охристо-оранжевый. более блеклый, чем у С. tritonia и С. erda, приближаясь к С. astarte. Черный рисунок в целом повторяет вариант С. tritonia, но заметно более тонкий; в числе достоверных отличий более тонкая черная маргинальная кайма, без расширений у жилок характерных для С. tritoniaн.ст. п. кр. окраска и рисунок как сверху, но черные пятна более тонкие, а вместо маргинальной каймы–две черных параллельных линии. Фон н.ст. з. кр. от грязно-оранжевого до грязно-кирпичного; Грязно-охристая или сероватая дискальная перевязь относительно узкая, шириной по жилке М1 2.2-2.5 мм (у других таксонов группы tritonia не менее 2.5 мм), с обеих сторон ограничена заметными черными полосками и местами значительно напылена темными чешуйками, полностью скрывающими ее у анального края. В постдискальной области ряд из семи хорошо выраженных овальных белесых пятен. Снаружи от него расположен ряд из шести черных точек, закоторыми область охристо-рыжей окраски шириной 2.0-2.5 мм. Черные скобковидные субмаргинальные пятна ограничены снаружи белыми поперечно (относительно жилок) вытянутыми пятнами, снаружи от которых две маргинальных черных линии. В генитальном аппарате самца каудальный отросток заканчивается одним мощным зубцом, а не рядом мелких зубчиков, как у С. astartre и С. tritonia-, костальный отросток очень массивный, в форме ступни (см. табл.)

МАТЕРИАЛ. Голотип: ♂–8.07.1990, Алтай, п. Акташ, 2700м, сухая крупнокаменистая осыпь (Е.А. Матвеев). Паратипы: 2 ♂♂, ♀–16.07.1992, там же; 4 ♂–7-12.07.1992, Алтай, Курайский хр., верховья р. Ярлы-Айры, 3000 м (Ю.Прокофьев).

Таксон назван по фамилии Матвеева, Евгения Александровича, московского натуралиста, впервые собравшего бабочек нового подвида. Хотя не исключено, что бабочку именно этого вида (определенную А.А.Мейнгардом, как С. amphilochus Ménétriés) поймал и В.В.Сапожников б июля 1905 г в верховьях р. Цаган-Кол в Монголии.

ИСТОЧНИК: Dnevnye babochki, Ekaterinburg, 1995, p. 109.

ПРИМЕЧАНИЕ. В книге Лухтановых [Lukhtanov & Lukhtanov, 1994] этот вид приведен как «Clossiana tritonia (Boeber, 1812)».

NOTE. In the book by [Lukhtanov & Lukhtanov, 1994] this sp. is given as «Clossiana tritonia (Boeber, 1812)»

 

Boloria altaica (Grum-Grshimailo, 1893)

 

Новый подвид описан из Горной Шории:

 

Boloria altaica pustagi Korshunov et Ivonin, 1995 (fig. 1, 2)

Оригинальное описание подвида:

«Boloria altaica pustagi Korshunov et Ivonin, ssp. n., отличающийся от altaica прежде всего более темным (кирпично-красным) фоном окраски.

ГОЛОТИП–самец. Д. п. кр. 21 мм. Кр. сверху кирпичного цвета с более расширенным, чем у подвида altaica, черным рисунком. Черные пятна по внешнему краю кр. не слиты в полоску. Снизу наз. кр. дискальные перевязи яркие, хорошо выделяются на общем кирпично-красном фоне; черные кружки в постдискальной области более рельефны, часть из них с белыми ядрышками.

Самки сверху более светлые, желтоватые, снизу, как самцы, яркие.

МАТЕРИАЛ. Голотип: ♂– 13.07.1992, Горная Шория, окр. п. Шерегеш, г. Пустаг, 1000-1300 м (В.Ивонин). Паратипы: 7 ♂♂, 3 ♀♀ – 13:07.1992, там же.»

ИСТОЧНИК: Dnevnye babochki, Novosibirsk, 1995, p. 109.

Номинативный подвид обитает нв Алтпе, в Саянах и горной части Тувы. Для горных тундр Верхоянского хр. (р. Кокчин) и хр. Черского описан ssp. vinokurovi Dubatolov, 1992  по бабочкам, схожим с B. alaskensis.

 

Boloria altaica vinokurovi Dubatolov, 1992 (fig. 1, 2, 3, 4).

Оригинальное описание:

“Boloria napaea vinokurovi Dubatolov, ssp. n.

Самец. Длина переднего крыла 20 мм. Крылья сверху рыжие с рисунком, характерным для рода. Основание передних крыльев сверху с затемнением треугольной формы, вытянутым по заднему краю до его середины. В центральной ячейке развиты S-образный штрих, затем две точки, угловатый штрих медиального ряда и дискальный штрих. Пятна дискального ряда очень тонкие, сильно дугообразно изогнуты, пятно Cu1–CuA заметно не доходит до центральной ячейки, пятно Cu2–А слито в Х-образную фигуру с пятном медиального ряда. Пятна постдискальной перевязи большие, значительно крупнее, чем у В. п. altaica Gr.-Gr., вытянуты между жилками, образуют один слегка извилистый непрерывный ряд, что характерно именно для В. napaea Hffmsg. Субмаргинальные и маргинальные пятна без угловатости у вершины жилки М3, обычно развитой у В. п. altaica. Рисунок на задних крыльях как у В. napaea, но дискальная перевязь не образует уступа по жилке Ма.

Нижняя сторона передних крыльев без заметных черных пятен. У основания задних крыльев между стволами жилок на темно-рыжем поле расположены четыре светлых пятна, причем два задние и переднее (костальное) с серебристым оттенком. В середине центральной ячейки развита серебристая точка. Окраска и форма широкой светлой дискаль-ной перевязи близка к В. napaea: задняя часть внутреннего края пятна Sc–Rs выходит к основанию жилки Rs, передняя часть светлого пятна в вершине центральной ячейки только слегка сдвинута дистальнее этой точки, уступ в этом месте примерно в 2 раза меньше, чем у В. alaskensis nikolajewski Неуd. и других форм В. alaskensis Hоll. из Заполярной Сибири. Напротив уступа у основания жилки Сu2, образованного задней частью пятна Аа–Сu3 и характерного для известных ранее подвидов В. napaea, у голотипа почти нет, как у В. alaskensis. Пятна А2– А3 и А2–Сu2 сильно разорваны посередине. Наконец, задние углы внешнего края пятен Sc–Rs и Rs–M1 острые, как у В. napaea, а не тупые или прямые, как у В. alaskensis. Внешнее поле между дискальной перевязью и крупными серебристыми краевыми пятнами красноватое с увеличенными коричневыми пятнами между жилками, участок Ма–Cu1 светло-желтый.

Гениталии. Соотношение длины зубчатой части гарпы ко всей ее длине равно примерно ½, как у В. параеа, вершина гарпы прямая, неизогнута вниз, как у В. alaskensis.

Самка. Длина переднего крыла 20–21 мм. Имеющиеся экземпляры сверху очень темные, темнее, чем любые В. параеа, отливают фиолетовым цветом. Сверху задних крыльев контрастно выделяется ярко-рыжий участок между дискальной и субмаргинальной перевязями в поле Sc–М2; у В. п. altaica этот участок не такой яркий и более расплывчатый. Рисунок крыльев как у самца, но пятна дискального ряда более широкие, размытые; Х-образная фигура в поле Cu2–А растянута посередине. Рисунок нижней стороны крыльев также повторяет рисунок самца, но у одной из самок снизу передних крыльев слабо развиты узкие черноватые пятна, а на задних крыльях пятна А2–А3 и A2Cu1 дискального ряда не разорваны, с резкими перетяжками и уже, чем у В. alaskensis.

Материал. Голотип: ♂, Якутия, Верхоянский хр., р. Нямни, лев. исток р. Кокчин, 20.06.1989 (Винокуров). Паратипы: ♀, там же, 20.06.1989 (Винокуров); ♀ там же, р. Кокчин, 5 км Ю. оз. Индеркей, 12.07.1989 (Винокуров).

Систематические замечания. По большинству признаков, обсужденных в описании, новый таксон принадлежит именно к В. параеа, впервые найденному в Заполярной Сибири, и особенно близок к В. п. altaica, распространенному от Алтая до Восточного Саяна включительно. От него новый подвид отличается более яркой окраской,, причем рыжее пятно сверху задних крыльев выделяется контрастнее. По форме дискальной перевязи на нижней стороне задних крыльев но­вый подвид обладает не только признаками, характерными для В. параеа, но и некоторыми, общими с В. alaskensis (Crosson du Cormier, 1977) – например, отсутствием у всех экземпляров уступа у основания жилки Си2 на внутреннем крае светлой дискальной перевязи снизу зад­них крыльев, а у одной из самок – слитым с этой перевязью пятном Аз–Аз, но более узким, чем у В. alaskensis. Нахождение В. параеа внутри ареала В. alaskensis подтверждает точку зрения о видовой самостоятельности В. alaskensis (Crosson du Cormier, 1977). Интересен тот факт, что в 1990 г. эти два вида были собраны вместе на хр. Черского В. К. Зинченко.»

ИСТОЧНИК: Vestnik Zoologii, 1992, No. 6, pp. 40-41.

 

Boloria roddi Kosterin, 2000, stat. n. (fig. 1, 2, 3, 4, 5)

 

Таксон roddi описан как подвид альпийского вида pales. В данном случае О. Костерин вернулся к старой трактовке pales Уорреном (Warren, 1944) по причине наличия, как он поясняет, некоторых переходов между таксонами. В частности, он подчеркивает,что центральноазиатские таксоны разнятся от таксонов сибирских: у последних более плавная, без излома ниже центральной ячейки, форма основной перевязи снизу з. кр. По мнению О. Костерина, roddi как бы связывает banghaasi и центральноазиатские таксоны, которые в свою очередь имеют переходы к generator и т. п. Все это в целом и в общем имеет место, но никак не доказывает, что виды группы pales не оформились в самостоятельные единицы. Каждый из этих таксонов имееет ареал, особенности образа жизни, конкретный внешний облик со всеми причудами изменчивости, оценивать которые желательно и необходимо опытным путем.

Оригинальное описание:

«Boloria pales roddi Kosterin, ssp. n. figs 1-3.

MATERIAL. Holotype – ♂, Russia, [SE] Altai, Chuiskaya Step’, Kosh-Agach, 11.VII 1907 (E.G. Rodd)

Allotype – ♀, SE Altai, Ukok Plateau, headwaters of the Ak-Kol Brook at the Maitobe Mountain, 2500 m, 7.VII 1997 (R. Yakovlev). Paratypes: RUSSIA: Chuiskaya Step’, Kosh-Agach, 8, 11.VII 1907, 2 ♂♂ (E. G. Rodd); Chuiskaya Step’, the Yustyd River at village Ak-Tal, 14.VII 1959, 1 ♂ (A. Cherepanov); Altai, Ukok, 22.VI, 7.VII 1995, 2 ♂♂ (R. Yakovlev); SE Altai, Plateau Ukok, terrain Mai-Pak, 2200 m, Ak-Alakha River bank, 26.VI-4.VII 1997, 18 ♂♂, 4 ♀♀ (R. Yakovlev); SE Altai, Plateau Ukok, the Zhumaly River middle reaches, 2200 m, 14.VII 1997, 2 ♂♂ (R. Yakovlev); Altai Mts., Kosh-Agach Distr., a damp floodland meadow with Pentaphylloides fruticosa on the Dzhazator River left bank in front of the Akbul River mouth, 5 km E of the Zhumaly River mouth, 2000 m alt., 12.VII 1998, 3 ♂♂ (O. Kosterin); the same label but 19.VII 1998, 5 ♂♂ (O. Kosterin); the same locality, 12.VII 1998, 3 ♂♂, 14.VII 1998, 1 ♂, 20.VII 1998, 2 ♂♂, 21.VII 1998, 1 ♂ (V. Ivonin); the same locality but on the Dzhazator River right bank, 11.VII 1998, 1 ♂, 1 ♀, 16.VII 1998, 30 ♂, 1 ♀ (V. Ivonin); Russia, Siberia, Altai Mts., Kosh-Agach Distr., Yuzhno-Chuiskii Mt. Range S slope, a subalpine meadow with bushes between the Akbul and Chikty Rivulets, 2500 m alt., 15.VII 1998, 1 ♂ (O. Kosterin); SE Altai, environs of Dzhazator, Kudatai River mouth, 2000 m, 20-22.VII 1997, 5 ♂ (R. Yakovlev); «Altai, Dzhazator, 15 VII 94», 1 ♂, 1 ♀; «Altai, Belyashi [another name of the village Dzhazator], 5.VII 1995», 1 ♂ (R. Yakovlev). CENTRAL ALTAI: the Altai Mts., Katunskii Range, the Nizhnii Kuragan headwaters, above the lakes, 1800 m, left bank, a damp meadow and dwarf birch thickets within taiga belt, 13.VII 1986, 2 ♂♂ (O. Kosterin); East Kazakhstan Distr., Katon-Karagai Distr., Altai Mts., Katunskii Mt. Range, valley of the Belaya Berel’ River in its headwaters, damp meadow with Pentaphylloides fruticosa bushes, 1600 m, 24.VII 1987, 8 ♂♂, 2 ♀♀ (O. Kosterin); East Kazakhstan Distr., Katon-Karagai Distr., Altai Mts., Katunskii Range, bog in the valley of a brook falling into Yazovoe Lake, 1550 m, 27.VII 1987, 1 ♂, 1 ♀ (O. Kosterin); SW ALTAI: Kazakhstan, Altai, SE bank of Lake Markakol’, the Topolevka River mouth, at v. Urunkhaika, 3.VIII 1987, 1 ♀. (V. K. Zinchenko).

DESCRIPTION. MALE. FWl. 16-19.5 mm (18 mm in the holotype), wing span 30-36.5 mm (35 mm in the holotype). The smallest butterflies (FWl 16 mm) were caught in the headwaters of Nizhni Kuragan (FWl. 16 mm) and of Belaya Berel’ (16-17.5 mm). The UPS is brick-red to ochre-fulvous (in old specimens) with characteristic pattern of the B. pales s. l. Generally the  appearance of the butterfly looks very mottled, mostly since the black elements of the pattern are rather equal in sizes and are not arranged into even bands (although they are far from being so separated as in B. pales caucasica [Lederer, 1852]), and due to a conspicuously chequered fringe, fulvous-whitish with black spots. The black pattern is variable, but in general it is suffeciently less pronounced than in the taxa banghaasi (Seitz, 1909) and aquilonaris (Stichel, 1908) and not so reduced as in generator (Staudinger, 1866). The finest black pattern have the specimens from the Belaya Berel’, the strongest ― the specimens from the Ukok Plateau; nevertheless, in both places the variation is substantial. All black elements are rather evenly expressed, there are no cases of disproportional enlargement, and/or fusing of the black spots in the wing basal area is observed in the type series. The dark basal suffusion is rather weakly expressed: on the FW it does not reach the first black spot in the cell, while on the HW it occupies no more than 1/3 of the cell area and extends to the median line in the space A2―A3. The median black elements vary from narrow lines and shevrones to bars only twice as narrow as long. In about a half of the examined males the element in space Cu1-Cu2, which is shifted to the cell in relation to its counterparts in the adjacent spaces, is wide enough to contact either of these counterparts at veins Cu1 or Cu2 (Fig. 2, b, d, f-j) while in the other half of specimens it is narrow to be fully separated from them (Fig. 2, a, c, e, k). A degree of curvature of the median elements also varies, from being almost straight to curved (convex towards the wing base). In general, very few specimens have a contiguous dentate median line. The black median spot in the space Cu1―Cu2 in 20% of cases contacts the cubital vein of the cell (fig. 2 a), however, this is rather a reflection of the degree of the spot displacement towards the cell rather than of a median line heaviness, which shows a great variation as well. The second black element in the cell: in about 50% of cases is represented by two separate dots (Fig. 2, a, d, h, j, k), in 30% by a fractured bar composed of two spots (Fig. 2, b, c, g), in 20% it is a conspicuous curved spot exceeding in size other black elements within the cell (Fig. 2, e, f). The postmedian round spots are moderately developed, their area does not exceed that of the other black elements, so they are not conspicuous. Only in one male these spots are noticeably large on the HW (Fig. 2, k). In the HW, the first three postmedian spots (between veins Rs and M3) are equal in size in about 3/5 of cases, the second being slightly larger in about 1/5 of cases, in 1/5 of cases the first being noticeably smaller than two others. UNS in general characterized by clear and bright colours and elaborated ornament. Dark elements on the UPF, corresponding to those of the upperside, are of the same size in general, but reddish, in majority of the specimens they contain black scales as well to form narrower black spots or lines inside. On the UNH the discal band continues from the fore to ventral margin, has rather an even outline, parallel to the outer margin, and an even colouration of clear light-, ochre-, or fulvous yellow. This is a character shared with banghaasi, according to [Crosson, 1982]. Its lower part is not or very little suffused with darker scales, the veins are only slightly darker and are not contrasted. The spot at the cell apex within the band is silvery, silvery glitter as a rule (but not in all specimens) is present just at proximal margins of the band spots within the spaces Sc+R1―Rs and Cu2―A2. The band is outlined with interrupted black lines from inside almost throughout its length and from outside above the vein M1. The basal light spots are well seen, of the same colour as the band. That in the space Cu2―A2 is usually silvery. The ground colour between these spots and the band is rather dark, cinnamon-red, with a very small white dot inside the cell. The postdiscal area has the same ground colour but has a complicated ornament consisting of : a) white bracket-shaped spots with diffuse outer margins at the fore margin and in ventral angle, the latter usually with a silvery glitter, the fore margin with or without such a glitter; b) well-expressed vedge-shaped lightening between veins M3 and Cu1 of the same colour as the median band, almost reaching this band, which being separated from it by a thin streak of the ground colour only; in some males, however, it reaches the ocellus only; c) the same colour lightening just along the row of submarginal lunules; d) a row of reddish-brown postdiscal ocelli with traces of light rims. They are mostly blind but that in the space M3―Cu1 has a scarcely seen silvery light pupil (almost absent in the holotype). There is a row of small light spots along the margin, below the vein M1 they are silvery, while above this vein usually are yellow, without a silvery bloom. These spots are accompanied with the reddish-brown lunules from inside and with spots of the same colour at vein tips. The intensity and development of red and brownish colour vary substantially. In some cases these colours are so shrinked that in the postdiscal area the white spots and yellow lightenings expand substantially, almost to contact to the band. However, in many cases the brownish-red brown colour retains its intensity at the basal area and at the ends of the postdiscal area so that the UNH colouration remains contrasted.

Male genitalia: the structure typical for Boloria pales s.l. (Fig. 3), in specimens studied the dentate head of the harpe comprises about 0.42 of the total harpe length, the ventral curvature is not expressed.

FEMALE. FWl. 18-19.5 mm (18.5 mm in the allotype), wing span 33-36 mm (35 mm in the allotype). The UPS ground colour is somewhat duller than in males, fulvous-ochre. The black pattern is virtually the same. The black median element between Cu1―Cu2 is contacted to the cell in about ¼ of cases and in about ¼ of cases it does not contacted to its counterparts in the adjacent cells. The first three postmedial spots on the HW are equal in size. The UNS in general as in males. It is a bit more contrasted, the yellow discal band and lightenings never have a fulvous tint, silver glittering on the proper light spots is better expressed. In one female from the Belaya Berel’ River the brownish-red colours are extremely reduced so that most of the postdiscal area is of the same ochre-yellow colour as the discal bands.

DIAGNOSIS. Of other taxa embraced by Boloria pales s. l., the newly described taxon is closest to B. p. banghaasi ranging in the mountains of the southern Central and East Siberia and of the northern Mongolia. For a comparison I had a great number of specimens from varios sites of C. and E. Siberia preserved in Siberian Zoological Museum including those form the southern Chita Distr. (the Bukukun River valley, which is at northern extreme of the Khentei Mts. from where the taxon was described). There is a great variation between specimens of banghaasi (Seitz, 1909) (see also [Crosson, 1982]) but in general its UNS is much less contrasted than in roddi ssp. n. In males the discal band is ochre or ochre-fulvous, as in some paratypes of the new taxon, but not yellow, as in other paratypes, while the basal and the postdiscal areas are dull brick-red to ochre fulvous, much less contrasted to the discal band than in roddi ssp. n.The most differing is the postdiscal area, on which white spots, ochre lightening and dark ocelli are much less contrasted. The UPS black pattern in banghaasi is wider than in the Altaian taxon, the black bar in the space Cu1―Cu2 on the FW usually reaches the cell. The round black spots of the postmedial row are as a rule relatively larger so that the row is conspicuous, that is not so in the new taxon. Of the first three of these spots on the HW the second between veins M1 and M2 is as a rule indeed largest, that is Crosson’s ([Crosson, 1982]) diagnostic feature of banghaasi. The studied specimens of banghaasi are on average larger than roddi (FWl. being 18-20 mm in males) but this difference is hardly significant.

The differences of roddi ssp. n. from both Boloria pales aquilonaris (Stichel, 1908) and a very close to it Boloria pales alethea (Hemming, 1934) are analogous to those of banghaasi, but of a greater extent (except for the size): in the latter the UPS black pattern is much more heavy, especially in the basal area, while the UNH is much darker and less contrasted so that the discal band is substantially suffused with red and dark scales while the lightenings on the postdiscal area are much weaker to none.

Among the taxa inhabiting Tibet and adjacent mountain chains (see [Warren, 1944]), roddi ssp. n. resembles mostly the taxa B. pales baralacha (Moore, 1882) from Ladakh, B. p. palinoides Reuss, 1925 from Sichuan, and B. p. sifainca (Groum-Grshimailo, 1891) from Amdo by clear and contrasted colours of the UNH and a clear yellow unsuffused discal band. These three taxa are also relatively small, well corresponding in size to roddi ssp. n. The two former have quite a heavy upperside black pattern, while in sifanica it is finer and better corresponds to what is seen in roddi ssp. n. On the other hand, sifanica has the dullest, lest contrasted colouration of the UNH. The main features distinguishing our taxon from all of them altogether are the same as for B. p. banghaasi: a fine marking of the UNF and an evenly rounded and wide discal band. More precisely, in Central Asian butterflies the inner margin of the band plate in the space Sc+R1―Rs coincides with that in the cell at the upper cell-bordering vein, on the other hand, the inner margin of plate in the space between Cu2―A2 is much shifted proximally so that it does not coincide with that in the cell at the lower cell-bordering vein. In roddi ssp. n. and banghaasi the band plate between Sc+R1―Rs is shifted towards the base while that between Cu2―A2 is not so much shifted. Noteworthy these are the characters proposed for distinguishing Boloria napaea (Hoffmannsegg, 1804) and Boloria alaskensis (Holland, 1900) by Crosson [Crosson, 1977].

The differences from the Tian Shan/Alai-Pamirs taxon B. pales generator s. l. (Staudinger, 1866) are explicit, in spite of a great variation within the latter: generator s. l. has so much reduced upperside black pattern that in males it almost disappears from the basal wing halves. The UNH in the latter is as well contrasted and have the same colouration as in roddi ssp. n. but the pattern is very different: the discal band has a very jugged margins, its plates between Sc+R1―Rs, M2―M3, and Cu2―A2 are longer, the latter being suffused with dark scales and can merge to the basal spot; veins within the bands are contrasted as accompanied with fulvous scales; the lightening in the space M3―Cu2 is large and clear and can contain no ocellus (in specimens from the Tian Shan but not in those form the Pamirs), other ocelli have yellow rims and some of them can be additionally accompanied proximally with white shevrons. It should be noted that the Pamir specimens are closer to roddi ssp. n. and other taxa of Boloria pales s. l. than those from the Tien Shan, instead of the opposite geographical relations.

From the nominotypical Alpine Boloria pales pales D. et S. the new taxon differs by more rounded and wide wings and, mostly, by the UNH colouration and the shape of the discal band. In B. pales pales the discal band shape resemble that of Central Asian taxa: is not so even, in general it is almost straight from the fore margin to the cell where it is sharply bent to the ventral margin (as the band inner margins coincide in the space Sc+R1―Rs and in the cell and far from coincidence in the cell and the space Cu2―A2), besides, it has a more jugged outer margin. In its lower part the band is usually suffused with dark scales and disappears below the vein A2. The UNH ground colour is of the same tones as in ssp. roddi but much duller, the postdiscal area is uncontrasted, the ocelli and marginal spots are lighter. In general, the UNH is much less contrasted, conspicuous being the silvery white spots rather than the discal band and lightening in the postdiscal area. In B. pales pales the upperside postmedial black spots are as a rule somewhat smaller on the UPH than on the UPF, or equal, in the new taxon they are either equal or their size relation is opposite.

Boloria pales caucasica (Lederer, 1852) differs from roddi ssp. n., by its peculiar UPS black pattern composed by large but more or less rounded spots well separated from each other to leave a very mottled appearance, the UNF in this taxon has about the same black spots as the upperside while the UNH resembles that in B. pales pales but is more contrasted.

RANGE: The available specimens of the new taxon originate from Central (the Katunsksii Mountain Range), South-Eastern (the intermontane hollow called Chuiskaya Step’, the Yuzhno-Chuiskii Mt. Range, the Ukok Plateau) and South-Western (Lake Markakol’) Altai. (A point on the map for Boloria aquilonaris in a book by [Lukhtanov & Lukhtanov 1994] plotted on the Katunskii Mt. Range obviously corresponds to B. p. roddi ssp. n.) Here a traditional geographical subdivision of Altai is implied as referring to that part of the Altai Mts. which resides within the former USSR territory.

HABITAT. In the Katun’, Belaya Berel’, and Dzhazator River valleys, where I observed B. p. roddi, it was strictly confined to a very peculiar habitat: wide and flat river valleys, at 1,550-1,700 m above sea level in the case of the Katun’ and Belaya Berel’ and 2000 m in the case of the Dzhazator, covered with damp or even bogged meadows, with tussocks and more or less sparse bushes of Pentaphylloides fruticosa (L.) O. Schwarz. In the Dzhazator River valley the butterflies penetrated for several hundred metres to the neighbouring damp thickets of Betula rotundifolia Spach. on a northern slope of the valley, with sparse Larix sibirica Ledeb. stands. Remarkably, the same very habitat is observed for B. p. banghaasi in East Siberia (personal communications by V. V. Dubatolov and V. I. Ivonin). The labels by R. Yakovlev for the Ukok Plateau give even higher altitudes, ca. 2200-2500 mm. During month-long observations in 1998 in the Dzhazator River valley, I recorded only one male in another habitat (see the type series): the locality was on a southern slope 500 m above the valley bottom and separated from it with a larch forest, in a transition between the subalpine larch parkland and a dwarf birch tundra belts, on a short-grass flowery meadow with bushes of Betula rotundifolia and sparse larch trees. This male was collected among numerous Boloria napaea altaica Gr.-Gr. which prefers such habitats.

Females are less frequently seen than males. The imagines were observed to feed on the flowers of Pentaphylloides fruticosa (L.) O. Schwarz, Tripleurospermum ambiguum (Ledeb.) Franch. et Savat., Bistorta vivipara (L.) S. F. Gray, and (on neighbouring rocky spoles) Thymus serpyllum L. s. l.

ETYMOLOGY. The taxon is devoted to the memory of Evgeni Georgievich Rodd (1871-1933), a forester, a head of the Altai Laboratory of Plant Defense, and an eager naturalist, who first collected this butterfly.»

ИСТОЧНИК: Far East. Entomol., 2000, No. 86, p. 1-10, Figs 1-3.

 

Используются технологии uCoz