IV. Подкомплекс O. alpina.

 

Комментарии. Вентральный край вальвы книзу расширен; дорсальная часть почти ровная. Дистальная часть вальвы не булавовидная, оканчивается загнутым вниз «крючком», состоящим из апикальных зубцов. Зубцы занимают приблизительно 1/3 часть дорсума. Половой диморфизм выражен: у самок (кроме O. alpina) сверху кр. иной по сравнению с самцами рисунок.

 

17. Oeneis alpina Kurentzov, 1970

 

Рис. вальвы: 160. Магаданская обл., окр. Билибино, дол р. Б. Копервин, 3.07.90, В. Тузов. 9.07.75.

Диагноз. Д. п. кр. 23–25 мм. Кр. самца сверху: п. кр. светло-коричневое, в субмаргинальной области охристо-жёлтые пятна и на них в предвершинной части три чёрных точки, из которых нижняя совсем крошечная, внешнее поле з. кр. тоже охристо-жёлтое и с тремя чёрными точками в анальной части. Снизу п. кр. у апекса чёрный глазок с белым ядрышком, на з. кр. снизу контрастная тёмная перевязь, её ломаные края соседствуют со светло-охристыми в тёмных поперечных штришках частями кр. На внешнем поле между жилками видны три мелких чёрных кружка с беловатым центром. Ункус тонкий, длинный, без обращенного вниз зубцевидного выступа. Вальва к вершине постепенно становится тоньше и оканчивается слабо выраженным завертыванием ее дистальной части, на апексе зубцы образуют направленный вниз «крючок». Самка незначительно отличается от самца (п. кр. более округлые, основной фон светлее, глазки крупнее).

ТМ – Омсукчанский хр., Магаданская обл.

Ареал. Чукотка.

Комментарии. Этот вид очень близок (по видимому, конспецифичен) североамериканскому O. excubitor Troubridge, Philip, Scott et Shepard, 1982 (вальва: 160a. Yukon, Dempster Hwy., km 154, 23.06.87, J. Troubridge).

 

18. Oeneis hilda (Quensel, 1791) nom. resurr.

Papilio hilda Quensel, 1791: Acta holm.: 265. T. 9, figs 7, 8;

Oeneis norna ab. hilda auct.

 

Дополнительный материал. 2♂♂ – Полярный Урал, 114 км. ж/д Сейда–Лабытнанги, 9–13.7.1971, В. Махат; ♀ – Полярный Урал, Красный Камень, каменистая россыпь, 17.7.1972, В Махат.

Диагноз. Вальвы самцов типичны для данного подкомплекса: зубцы занимают приблизитеьно 1/3 часть дорсума; дистальная часть не булавовидная, дорсум относительно прямой; дистальная часть вентрума имеет незначительное дугообразное утолщение; зубцы на апексе вальвы направлены остриями книзу, образуя «крючок». Самцы. Д. п. кр. 23–24 мм. Общий фон кр. сверху тёмно-коричневый, на п. кр. черный андрокониальный штрих. На внешнем поле п. кр. от жилки М1 до анального угла и на з. кр. от апекса до жилки Cu2 тёмно-жёлтая перевязь, разделённая прожилками цвета основного фона. Слепые глазки на п. кр. между М1–М2 и на з. кр. между Cu1–Cu2. Испод п. кр. светло-коричневый по краю и в центр. ячейке, просвечивает андрокониальный штрих. На внешнем поле желтоватая перевязь со зрячим глазком между М1–М2 и слепым глазком между М3–Cu1. Апекс светлый, с муаровым напылением. Испод з. кр. муаровый, коричневый, с отграниченной белыми оторочками срединной перевязью. Оторочки запылены тёмными чешуйками. Между жилками Cu2–M1 жёлтые округлые пятна, центрированные чёрными точками между М1–М3. Внешний край срединной перевязи плавный, без острых углов и глубоких вырезов. Бахромка желтоватая, пёстрая. Самки сверху такого же цвета, как самцы, но с широкими жёлто-коричневыми перевязями и без заметных глазков. Снизу на кр. глазков нет. На з. кр. нет светлых пятен вдоль переднего края. Снизу з. кр. внешний край срединной перевязи без углов и глубоких вырезов.

ТМ – Лапландия.

Ареал. С Скандинавии, Кольский п-ов (?), Полярный Урал.

Комментарии. Papilio hilda уже в XIX в. считалась аберрацией O. norna (так в [Staudinger, Rebel, 1901]). Основной внешний признак таксона – два или один глазок сверху кр. самца, по одному на п. и з. кр. или только у апекса п. кр. (ср.: «al. ant. & post. uno tantum ocello» [Staudinger, Rebel, 1901] и «haben die Vflgl. nur das Apicalauge deutlich» [Seitz, 1906–1909: 119]). Характерна также перерезанная толстыми тёмными жилками или чаще разбитая на пятна-мазки перевязь сверху кр. (см. изображение в [Seitz, 1906–1909: Тaf. 40]). На Полярном Урале водятся и бабочки, относящиеся к номинативному O. norna norna, и бабочки, самцы которых имеют характерные внешние признаки O. hilda. Ревизия материала с Полярного Урала показала, что а) гениталии самцов таких бабочек отличаются от гениталий O. norna (по форме вальвы O. hilda относится к другому подкомплексу видов), б) их самки резко отличаются от самок O. norna (глазки сверху крыльев практически отсутствуют, тогда как у неаберративных O. norna они всегда присутствуют, имеют крупные размеры и некоторые из них центрированы белыми ядрышками). Самки без глазков сверху п. кр. надёжно «привязываются» к самцам O. hilda, т. к. известны локусы на Полярном и Приполярном Урале (ст. Полярный Урал, хр. Рай-Из, горные тундры хр. Малды-Нырд), где из «норнообразных» бабочек пойманы только самцы и самки O. hilda. По внешнему виду эти уральские бабочки соответствуют старым описаниям и изображениям O. hilda. На основании этого мы восстанавливаем видовой статус бабочки Квенcеля. Местонахождение типового материала по O. hilda неизвестно [Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 9]. Помимо приведённого материала, мы располагаем цветными слайдами 5 экз. O. hilda с Полярного Урала, полученными от А. Г. Татаринова.

Для окончательного заключения по поводу конспецифичности уральских бабочек скандинавским необходимо изучение гениталий самцов с севера Скандинавии, традиционно определяемых как O. norna ab. hilda.

 

19. Oeneis lukhtanovi Korshunov, 2000 stat. n.

Oeneis jutta lukhtanovi Korshunov, 2000: 99

 

Рис. вальв: 162. СВ Якутия, хр. Сунтар–Хаята, 180 км трассы Хандыга–Магадан, 3.07.85, В. Дубатолов (паратип). 163. СЗ Амурской обл., Усть-Нюкжа, 28-30.06.97, А. Стрельцов.

Диагноз. Д. п. кр. 26–29 мм. Охристые постдискальные пятна размытые, округлыми и «глазчатыми» бывают только охристые пятна: 1-е на п. кр. и последнее на з. кр – в отличие от O. sibirica, у которой 3 основных пятна на п. кр. и 2 последних на з. кр. всегда округлые, не размытые, и все с черными глазками. От бабочек подкомплекса O. jutta отличается строением вальвы («крючковидный» апекс и дуговидный изгиб на вентральной стороне, относительно короткая зубчатая часть дорсума); от бабочек подкомплекса O. norna также отличается строением вальвы (дорсальная часть вальвы почти ровная, дистальная часть не булавовидная). Внешне самки O. lukhtanovi больше всего напоминают самок O. sarala aesopus. От самок O. actaeoides отличается цветом кр. (у O. actaeoides он серовато-бурый) и наличием крупных охристых ободков вокруг глазков (у O. actaeoides из СВ Якутии ободки почти не различимы).

ТМ – хр. Сунтар-Хаята, верховья р. Верхняя Хандыга, СВ Якутия.

Ареал. СВ Якутия, СЗ Амурской обл., ? С Сахалин.

Комментарии. Таксон Oeneis jutta lukhtanovi Korsh. был описан следующим образом: «Местами в Якутии есть популяции из очень мелких экземпляров, светло-серой окраски, у них заметна сильная редукция субмаргинальных перевязей и глазков (Лухтанов, 1987). Их стоит обозначить как O. jutta lukhtanovi, sbsp. n. (голотип – самец, д. п. кр. 23 мм, 1.07.1985, Якутия, 180 км ВСВ п. Хандыга, верховья р. В Хандыги, В. Дубатолов)» [Коршунов, 2000: 99]. Препарат гениталий был изготовлен и изучен в марте 2002 г., в результате чего выяснилось, что эта бабочка не может быть отнесена к O. jutta (точнее, к её восточносибирскому «двойнику» – O. sibirica), т. к. вальва голотипа-самца по форме близка к вальвам O. alpina, O. hilda, O. sarala (в частности, зубчатая часть занимает чуть больше трети дорсума, налицо характерный апикальный «крючок» и дугообразное утолщение передней части вентрума) и резко отличается от массы симпатричных O. sibirica (см. диагноз ниже). Внешним видом бабочка напоминает уральских самцов O. hilda. Сплошная проверка материала по восточносибирским «O. jutta» позволила найти двух значительно более крупных самцов (одного из типового места, другого с СЗ Амурской обл.) и «привязать» к ним остававшуюся без определения самку, похожую на самок O. sarala aesopus. Мелкие, светлоокрашенные особи O. sibirica (равно как и O. magna magadanica) действительно встречаются на севере Якутии среди монототических серий и не приурочиваются к определённому локусу (ср. [Лухтанов, 1987а; 1987b; Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 6], и их фенотипические особенности скорее всего объясняются неблагоприятными условиям развития. Мелкие размеры голотипа O. lukhtanovi, по-видимому, также являются подобной аберрацией.

Цветные слайды, по-видимому, самца O. lukhtanovi (С Сахалин, р. Аскасай, 9.07.1997) в сравнении с местными O. jutta (= O. sibirica ?) и O. magna приводятся в «проблемном разделе» книги [Asahi, Kanda, Kawata, Kohara, 1999: 250–252] под названием Oeneis velleda velleda Austaut, 1912. Определение японских авторов сделано по рисункам имаго (рис.43) и гениталий (рис.44) самца из книги А. И. Куренцова (1970). Последний определял как O. velleda три экземпляра бабочек, собранных в окр. с. Тугур на Охотском побережье (самец и самка) и на Анюйском хр. (самка) [Куренцов, 1970: 74]. О самках сведения не приведены. Эти экземпляры отнесены к O. velleda Austaut, 1912 из-за явного незнакомства с первоописанием [Austaut, 1912], где дано чёткое изображение таксона, идентичного O. sculda. Ж. Осто [Austaut, 1912: 361] указывает о получении двух экземпляров от М. Бартеля с этикеткой «Сибирь», что. не позволяет сделать дополнительных выводов (о подвиде и т. п.). По рисункам из книги А.И. Куренцова и цветным фото из книги японских авторов по Сахалину можно высказать предположение, что перед нами особи не O. velleda, а O. lukhtanovi. В окрестностях Билибина Магаданской обл., возможно, также обнаружен самец O. lukhtanovi (без охристых пятен сверху кр.), а не O. actaeoides, что видно по снимку особи и изображению вальвы [Tuzov & al., 1997: 240; 237, fig. 71 (9); pl. 66, figs. 16–18].

 

20. Oeneis sarala Korshunov, 1988

 

Oeneis sarala aesopus Korshunov & Nikolaev, 2002 stat. n.

Oeneis aesopus Korshunov & Nikolaev, 2002

 

O. sarala sarala, фотографии имаго: 164a, b (♂, голотип), 165a, b (♀, паратип); O. sarala aesopus, гениталии166, 167. Хабаровский кр., В.-Буреинский р-н, хр. Эзоп, 1200-1400 м, 10.07.78; фотографии имаго – 168а, b (♂, голотип), 169a, b (♀, паратип); рис. вальв: 169А. Кузнецкий Алатау, верх. р. Прав. Сарала у г. Бобровой, ерники, 9.07.05, Ю. Коршунов (голотип).

Диагноз. Вентральный край вальвы книзу расширен; дорсальная часть почти ровная. Дистальная часть вальвы не булавовидная, оканчивается загнутым вниз «крючком». У самцов на п. кр. андроконии на вид не различимы, на п. кр. один глазок у апекса (с белым ядрышком у подвида O. s. aesopus), у последнего слепой глазок есть и у торнуса з. кр. Для самок O. sarala характерны охристые ободки вокруг слепых глазков сверху п. кр., чем они напоминают самок O. actaeoides czekanowskii Lukhtanov, 1989.

ТМ – г. Бобровая, верховья р. Правая Сарала, Кузнецкий Алатау.

Ареал. Кузнецкий Алатау; СВ Приамурье (хр. Дуссе-Алинь).

Изменчивость. Описаны два подвида – номинативный с Кузнецкого Алатау и O. sarala aesopus Korshunov & Nikolaev, 2002 с северной оконечности хр. Дуссе-Алинь (горный узел Эзоп). Бабочки последнего подвида крупнее, имеют более яркий и чёткий рисунком.

Комментарии. Причисление O. sarala к подвидам O. aktashi в [Lukhtanov & Eitschbrger, 2001: 14] ошибочно: помимо формы вальвы, O. sarala резко отличается от входящих в подкомплекс O. aktashi бабочек тем, что край перевязи на исподе з. кр. у нее ломаный (у внешне похожей O. aktashi ona он плавно закруглен, что свойственно всему подкомплексу O. aktashi). «Подозрительной» может показаться географическая близость ареалов внешне похожих бабочек, однако O. a. ona не отмечен к северу о хр. З Саян, а O. s. sarala не обнаружен к югу от хр. Кузнецкий Алатау, в частности, на Абаканском хр. Подробное описание и материал см. в [Коршунов, 1988]. O. sarala aesopus размерами напоминает описанный А. И. Куренцовым таксон O. rosovi Kurentzov, 1970, однако по другим признакам (отсутствие выраженного андрокониального штриха – он хорошо различим на рис. 42 в [Куренцов, 1970] – и другая форма вальвы, скорее указывающая на принадлежность O. rosovi к подкомплексу O. norna) не может быть отождествлён с последним. Систематический статус бабочек, отнесённых Куренцовым к таксону O. rosovi, нуждается в уточнении.

 

V. Подкомплекс jutta

 

Комментарии. Зубцы занимают приблизительно половину длины дорсальной части вальвы. Половой диморфизм не развит: самки отличаются в основном более крупными элементами рисунка.

 

21. Oeneis actaeoides Lukhtanov, 1989

 

Фотографии имаго: 170a, b (♂), 171a, b (♀) — СВ Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 249 км трассы Хандыга-Магадан, лесотундра, 1500 м, 28.06.85, Л. Поповa.

Диагноз. У самца дорсальная часть вальвы прямая, с рядом однородных мелких зубцов. Дополнительные зубчики или шипики-бугорки отсутствуют. Д. п. кр. 28 мм, у апекса сверху п. кр. зрячий глазок в очень тонком светлом ободке. У самок д. п. кр. 26–36 мм. Верх кр. тёмно-коричневый, в основном одноцветный. На п. кр. между жилками Cu1–Cu2 и M1–M2 два крупных зрячих глазка в тонких охристых или жёлто-коричневых ободках.

ТМ – Эндыбальский Завод, Верхоянский р-н, СВ Якутия.

Ареал. С Якутия, Чукотка.

Изменчивость. Номинативный подвид в СВ Якутии и в Магаданской обл. Для него характерны крупные размеры самок (д. п. кр. 30–36 мм), тёмная (от бурой до «цвета сажи») окраска, глазки сверху п. кр. в тонких, иногда почти незаметных светлых ободках. Из С-З Якутии описан более мелкий подвид O. actaeoides czekanowskii Lukhtanov, 1989 (д. п. кр. 26–33 мм) с более светлой окраской, более широкой охристой окантовкой глазков сверху кр., нижний глазок на п. кр. заметно крупнее верхнего.

Комментарии. Считается, что O. actaeoides не имеет самцов. В наших фондах имеется самец из СВ Якутии, которого можно cчитать представителем этого вида (рис. гениталий: 171, 172, снимок имаго 170a, b, СВ Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 249 км трассы Хандыга-Магадан, лесотундра, 1500 м, 28.06.85, Л. Поповa). Крылья сверху тёмно-бурые. В отличие от самок, у него сверху п. кр. только один зрячий глазок у апекса, с тонкой светлой окантовкой (у сходных самцов симпатрических видов O. tunga, O. kardakovi апикальный глазок всегда слепой). Форма вальвы указывает на принадлежность к тому же типу, что и O. also, O. tunga (один длинный ряд зубцов; однако, в отличие от последних видов, дорсальный край почти идеально ровный, зубцы на нём одинаковой формы и размера). Если мы правы и в дальнейшем факт наличия самцов у O. actaeoides  подтвердится, то включение вида в подкомплекс O. jutta будет обоснованным (до сих пор предполагалась [Лухтанов, 1989b] принадлежность O. actaeoides к подкомплексу O. norna).

Фотографию самки O. actaeoides см. также в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 7/8, fig. 10.

 

22. Группа O. also (Boisduval, [1834])

 

Комментарии. Дорсальная часть вальвы более или менее искривлена, несёт 1 основной и от 2 до 4 дополнительных рядов зубчиков и шипиков-бугорков, расположенных на внутренней поверхности вальвы вдоль всей зубчатой части дорсума или только вдоль её дистальной части.

 

22a. Oeneis (also) also (Boisduval, [1834])

Oeneis melissa auct.

O. semidea Say f. karae Kusnezov, 1925

 

Рис. вальв: 174. Полярный Урал, ст. Красный Камень, щебнистая тундра, 4-10.07.94. 175. Ю. Таймыр, каменистая тундра, 18.07.81, Д. Пупавкин. 176. Магаданская обл., Билибинский р-н, ст. 13 у озера «Р», 29.06.68..

Диагноз. На внутренней стороне вальвы вдоль зубчатого края расположено несколько рядов мелких зубчиков и шипиков-бугорков (в отличие от O. pavlovi, у которого зубчики и шипики-бугорки расположены только в дистальной части). Д. п. кр. 21–24 мм. Кр. сверху бурые, иногда с мелкими коричневыми или охристыми пятнышками близ внешнего края кр. У самок охристые пятна в среднем крупнее, чем у самцов. Низ з. кр. с интенсивным мраморным рисунком.

ТМ – «Sibérie».

Ареал. Полярный Урал, Ямал, Таймыр, север Охотского побережья, Чукотка, Камчатка.

Комментарии. Перевод описания Ж. Буадюваля (Boisduval, [1834]: 197]:

«CHINOBAS ALSO. Табл. 40, рис. 1 и 2.

Alis subintegris sordide griseo-subochraceis atomis aliquot fuscis tenue irroratis; posticis subtus fuscis ad extimum cinereo-albidis fusco strigatis.

Бабочка имеет форму и хрупкую текстуру Bore, а по рисунку очень близка к Oeno. Крылья грязновато-серые, с примесью желтоватого, немного прозрачные, с некоторым количеством коричневатых чешуек, несколько более густых у бахромки. Передние крылья почти одноцветные, немного более тёмные у основания, с продолговатым немного тёмным пятном на медиальной жилке, менее выраженным, чем у Bore. Задние крылья столь прозрачны, что позволяют видеть рисунок на исподе. Испод передних крыльев более сильно опылён коричневатым, чем верхняя сторона, их костальный край и вершина варьируют от сероватого до черноватого. Испод задних крыльев коричневатый на две трети, с несколькими сероватыми чешуйками и несколькими мелкими мраморными элементами того же цвета у внешнего края. Внутренняя треть крыла беловато-серая, с фиолетовым оттенком, со штрихами, чешуйками и мелкими волнистыми линиями. У этого вида, как и у других, существует срединная перевязь, но она полностью сливается с цветом основания крыла. Бахромка серовато-белая, пересечённая черноватым. Тело и усики как у близких видов. Я не знаю, как выглядит самка. Бабочка водится в Сибири, мне её прислал г-н Эшшольц. От г. Джона Леконта под названием Eritiosa Harris’а я получил особь, пойманную в известковых горах Нью-Хэмпшира, она показалась мне похожей на этот вид».

Вероятно, бабочка, описанная и изображенная в труде Буадюваля, была поймана Эшшольцем на Камчатке (см. подробности [Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 4]). Она отождествляется с таксонами, известными под названиями O. semidea Say f. karae Kusnezov, 1925 и O. melissa (Fabricius, 1775 – для Азии), фактически «по методу исключения» («не-bore» и «не-polixenes»). Описание и изображение в труде Буадюваля подходят к отдельным особям как O. also, так и двух названных видов. Различия между бабочками с Полярного Урала, Таймыра, Чукотки, Камчатки и СВ Охотского побережья несущественны, поэтому представляется справедливым признание karae синонинимом also [Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 4].

O. also отличается от аляскинской O. melissa gibsoni Holland, 1933 строением гениталий (последний таксон в этом отношении близок к O. tunga177, 178. British Columbia, Pink Mtn., 5800 ft., 26.06.82, J. Troubridge. 179. Canada, Holman, Victoria I., 20-28.06.88, J. Troubridge), поэтому отнесение азиатских O. also к виду O. melissa (Fabricius, 1775) некорректно.

 

22b. Oeneis (also) pavlovi Korshunov & Nikolaev, 2002

O. melissa orientalis sensu Streltsov, 1995

 

Рис. вальвы: 180. Читинская обл., Сохондинский з-к, Верх. Букукун, 19.06.91, В. Зинченко.

Диагноз. На дорсуме вальвы имеется один ряд крупных зубцов и вдоль этого ряда на внутренней стороне вальвы в её дистальной части расположены мелкие зубчики и остроконечные бугорки (в отличие от O. also, у которого шипики-бугорки располагаются вдоль всего зубчатого участка дорсума). Д. п. кр. 22-24 мм. Кр. сверху с крупными охристыми пятнами или перевязями.

ТМ – р. Верх. Букукун, Сохондинский з-к, Читинская обл.

Ареал. Забайкалье, Приамурье.

Комментарии. В Сохондинском з-ке (ЮЗ Читинской обл.) летает вместе с O. tunga, от которой хорошо отличается внешним видом и строением вальвы. По-видимому, именно эта бабочка была определена как O. melissa orientalis в [Стрельцов, 1995], на что указывает приведённый в публикации рисунок.

Самым близким к O. pavlovi видом является японский O. daisetsuzana Matsumura, 1926 (имеющий идентичное устройство вальвы, см. 181. Japan, Hokkaido Mts., Daisetsuzan, 20.07.59, Mikogure).

 

23. Oeneis tunga Staudinger, 1894

O. ammon orientalis Kurentzov, 1970

 

Рис. вальв: 182. Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 180 км трассы. Хандыга–Магадан, 7.07.85. 183. Там же, 19.06.85. 184. Иркутская обл., 15 км Ю Слюдянки, пик Черского, 2090 м, гольцы, 21.07.84, В. Дубатолов. 185. Там же, перевал Чертовы ворота, 2000 м, 24.07.84. 186. Читинская обл., Сохондинский з-к, В. Букукун, тундра, 12.06.91, В. Зинченко. 187. Бурятия, Тункинский р-н, п. Монды, каменистая тундра, 29.06.89, В. Ивонин. Фотографии имаго: 188a, b (♂ — 7.07.85, Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 180 км трассы Хандыга—Магадан, В. Дубатолов), 189a, b (♀ — ibid., 232 км трассы, 27.06.85, А. Баркалов).

Диагноз. По строению вальвы отличаются от O. also и O. pavlovi отсутствием дополнительных рядов шипиков-бугорков вдоль дорсальной части вальвы; строение последних у O. tunga близко к американскому O. melissa gibsoni Holland, 1931.

Д. п. кр. 22–26 мм. Верх кр. самцов от желтовато-серого до тёмно-коричневого, иногда с едва заметной точкой у апекса, андроконии выражены слабо. У самок на п. кр. сверху в субмаргинальной обл. охристый оттенок или ряд желтоватых пятен, иногда с 1–2-мя глазками. Внешне некоторые самки O. tunga похожи на самок O. kardakovi. Их основное различие – присутствие у бабочек последнего вида тёмной каймы снизу з. кр., которая не характерна для O. tunga.

ТМ – «Ost-Sajan-Gebiet (Süd-Sibirien)».

Ареал. Ю и С Прибайкалье, Читинская обл., С Приамурье, Якутия, З Магаданской обл.

Изменчивость и комментарии. Номинативный подвид по крайней мере в трёх, возможно, не изолированных друг от друга ареалах: Ю Прибайкалье (В Саян, Хамар-Дабан, Хубсугульский аймак Монголии – в наших фондах большие серии из окр. п. Монды Тункинского р-на Бурятии и п. Слюдянка Иркутской обл.), С Прибайкалье (Удоканский хр., бассейн Витима) и горы ЮЗ Читинской обл. (Сохондинский з-к).

Бабочки из СВ Якутии и З Магаданской обл. (откуда имеются их серии в нескольких коллекциях), начиная с работы Лухтанова [1987], были отождествлены с O. ammon orientalis Kurentzov, 1970 и причислены к другому виду (O. melissa = O. also). На самом деле они принадлежат к O. tunga, причем сравнение серий не показывает даже заметных подвидовых различий между прибайкальскими, забайкальскими и якутско-магаданскими O. tunga. Расплывчатое описание А. И. Куренцова не позволяет однозначно связать его с конкретным дальневосточным таксоном (оно может относиться к O. tunga, O. also и даже к O. polixenes), тем более что не указано типовое место: «Экземпляры O. ammon с Дальнего Востока выделены нами в особый подвид O. a. orientalis ssp.n. По сравнению с алтайскими они более темной, почти черной окраски. Самки несколько бледнее. У самца снизу на задних крыльях срединная перевязь ясно очерчивается с внешней стороны, а с внутренней – только у переднего края крыла. У самки эта перевязь отграничена более четко с обеих сторон. Субмаргинальные светло-коричневые точки на задних крыльях как сверху, так и снизу у самки хорошо заметны, а у самца они только снизу и почти размыты с верхней стороны крыльев» [Куренцов, 1970: 69].

Некоторую путаницу внесло сообщение А. Н. Стрельцова [1995] о совместной находке O. tunga и O. melissa orientalis на Удоканском хр. Судя по рисункам вальв, одна из них действительно характерна для O. tunga, тогда как другая, по-видимому, принадлежит O. pavlovi, известной из Сохондинского з-ка (где она летает вместе с O. tunga). На это указывает ряд шипиков-бугорков вдоль дорсального зубчатого края вальвы.

Г. Элвес не нашел O. tunga на Алтае, но упомянул описанный О. Штаудингером вид в своей работе об алтайских бабочках и предположил, что он может встречаться в алтайском высокогорье [Elwes, 1899: 359]. Этого оказалось достаточно, чтобы O. tunga стали связывать с Алтаем. Алтайская атрибуция O. tunga попала и в статью А. Е. Штанделя [1957], в коллекции которого были один или два экз., обозначенные как «tunga», которые, как можно понять сегодня, замаскировали O. aktashi.

Фотографии см. в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 1/2, figs 2–3 и 23–27.

 

24. Группа O. jutta (Hübner, [1806])

 

Комментарии. Вальвы с несколькими рядами зубцов. Дистальная часть с изогнутым по направлению к апексу вентрумом. На апексе ряд крупных зубцов, один из которых может быть вдвое длиннее остальных. У самцов яркий андрокониальный штрих, расположенный на нижней жилке центр. ячейки.

 

24a. Oeneis (jutta) jutta (Hübner, [1806])

 

Диагноз. Вальвы «прямые» (дугообразно не изогнутые), с изгибом дистальной части вентрума к апексу; на последнем сравнительно небольшое количество зубцов средней величины. Д. п. кр. самцов 26–30, самок 27–31 мм. Кр. сверху бурые, на внешнем поле сверху чёрные глазки в желтоватых ободках, которые иногда расплываются и сливаются, на п. кр. три глазка. В ячейке М2–М3 точка или глазок у самцов отсутствует, у самок здесь может находиться точка. У самцов на п. кр. имеется скопление черных андрокониальных чешуек вдоль центральной ячейки.

ТМ – «Lappland».

Ареал. Скандинавия, Прибалтика, СВ Польша, Белоруссия, СЗ и С Европейской части России, Урал, Западносибирская низм.

Изменчивость. Полярный и Приполярный Урал, Ю Ямал населяют бабочки номинативного подвида. С, Средний, Ю Урал и лесостепную зону Западносибирской низм. населяет подвид O. jutta gigantea Austaut, 1911 (вальва: 190. Ю. Урал, Иремель, Тыгынское болото, 8.07.86, А. Габидуллин). Он описан с Урала, размеры крупные (д. п. кр. 28–32 мм), основной фон темно-бурый, андроконии самцов шире, охристые и чёрные пятна мельче, чем у номинативного подвида. Исследование материала в СЗМ не подтвердило указаний на наличие O. jutta в С-В Сибири. Судя по единичным находкам, подвид, близкий к O. j. gigantea или идентичный ему, характерен для Приамурья.

Фотографии O. jutta jutta см. в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 3/4, figs 1–4, , изображение вальвы ibid.: 29, fig. 22.

 

24b. Oeneis (jutta) akoene Belik & Yakovlev, 1998 stat. n.

Oeneis jutta akoene Belik & Yakovlev, 1998: Phegea. Vol. 26 (4): 132. T. 1, figs 1–8.

 

Фотографии имаго: 191a, b (♂), 192a, b (♀).

Рис. гениталий: 193. ЮВ Алтай, плоск. Укок, 14 км ЮЮВ с. Беляши, 2200 м, 1.07.97, Р. Яковлев.

 

Дополнительный материал. 1♂, Алтай, «по дороге в Усть-Улаган», 19.07.63, О. Ивановская

Диагноз. O. akoene отличается от O. jutta строением вальвы, а именно наличием одного заметно выдающегося вперед зубца (прочие апикальные зубцы короче его не менее чем вдвое); по этому признаку O. akoene близка к саурско-тарбагатайскому O. fulla (Eversmann, 1851) — рис. вальвы: 218. Казахстан, Верхний Саур, 14.06.2000, А. Иртлач. 219. Саурские горы, верховья р. Джеменя, 13-15.06.1910, А. Якобсон. Сходную конфигурацию имеет американский O. balderi alaskensis Holland 1900 (рис. вальвы: 220. Yukon, Dempster Hwy., 18.06.79, J. Troubridge). Строением дистальной части вальвы O. akoene значительно отличается также от O. agaskyra и O. sibirica: у последних таксонов вентральный край имеет форму прямой линии или равномерно искривлённой дуги, на апексе находятся многочисленные мелкие зубцы (O. sibirica) или «щётка» (O. agaskyra).

ТМ – устье р. Кудабай, 6 км ЮВ с. Беляши (Джазатор), плато Укок, ЮВ Алтай.

Ареал. Центральный и Ю Алтай.

Комментарии. В отличие от O. jutta, экологически тесно связанной с болотами и сырыми луговинами, O. akoene – высокогорная скальная бабочка. Морфологические (форма вальвы) и экологические особенности позволяют выделить таксон O. akoene в отдельный вид. Однако он может рассматриваться и как обособленный высокогорный подвид O. jutta (ср. параллельное соотношение «болотной» и высокогорной форм у O. agaskyra).

См. фотографию самца в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 3, fig. 5 (бабочки под номерами 6–8 принадлежат к другому таксону, O. agaskyra Korshunov & Nikolaev, 2002).

 

25. Группа O. sibirica Kurentzov, 1970

 

Комментарии. Вальвы прямые или чаще имеют форму дуги, обращённой концами вниз. Вентральная часть не имеет изгиба, направленного к апексу. На дорсуме несколько рядов зубцов. На апексе скопление небольших зубцов разной формы и величины либо «щётка», образованная тонкими удлинёнными зубцами, концы которых направлены книзу. У самцов яркий андрокониальный штрих, расположенный на нижней жилке центр. ячейки.

 

25a. Oeneis (sibirica) sibirica Kurentzov, 1970 stat. n.

Oeneis jutta sibirica Kurentzov, 1970: 70. Рис.70(1)

 

Рис. вальвы: 194. Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 180 км трассы Хандыга–Магадан, 24.06.85, В. Дубатолов.

Диагноз. От O. jutta существенно отличается строением гениталий (вентральная часть не имеет изгиба, направленного к апексу). От O. agaskyra отличается формой вальвы (отсутствует характерная для последней апикальная «щётка» из многочисленных крупных и мелких зубцов), у самок сверху п. кр., как и у O. jutta, в ячейке M2–M3 глазок отсутствует или есть небольшая точка.

ТМ – Якутия, Магаданская обл.

Ареал. Забайкалье, Якутия, Магаданская обл., Чукотка, Магаданская обл., Приамурье, Пимеорье.

Комментарии. Просмотр материала, находящегося в СЗМ, показал, что, судя по строению вальв, O. jutta (подвид O. j. gigantea) восточнее Урала встречается в лесостепной зоне Западносибирской низм. Материалом по «юттам» из западносибирской тайги, центра и севера Красноярского края и Прибайкалья мы не располагаем. Есть основания полагать, что бабочки из Забайкалья, Приамурья и Приморья принадлежат к особому подвиду O. jutta.

Фотографии см. в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 3/4, figs 9–11, изображение вальвы ibid.: 29, fig. 23.

 

25b. Oeneis (sibirica) agaskyra Korshunov & Nikolaev, 2002

 

Рис. вальв: 195 (голотип), 196. Хакасия, окр. с. Сарала, оз. Агаскыр, ок. 1000 м, Ю. Коршунов.

Диагноз. На апексе вальвы направленые вперед и вниз зубцы образуют «щётку» (скопление мелких зубчиков и бугорков между и вокруг нескольких крупных зубцов), нижние зубцы несколько длиннее остальных, тогда как у близкого таксона O. sibirica «щетки» на конце вальвы нет. Для самок характерен крупный глазок сверху п. кр. в ячейке M2–M3, где у O. jutta и O. sibirica глазок отсутствует или есть небольшая тёмная точка. У части самцов O. agaskyra в ячейке M2–M3 сверху п. кр. имеется чёрная точка, отсутствующая у самцов O. jutta, O. akoene и O. sibirica.

ТМ – оз. Агаскыр в окр. с. Сарала, С Хакасия.

Ареал – Хакасия, Тува.

Изменчивость. O. agaskyra имеет в Хакасии и Туве 2 экологические формы – вышеописанную типичную (экологически связанную с болотами и сырыми луговинами) и «высокогорную» (весьма возможно, что эти формы имеют подвидовый статус). У последней строение вальвы у самцов такое же, как у типичной, размеры бабочек обоих полов меньше (24–26 мм), они темнее окрашены. Глазка в ячейке M2–M3 у самцов обычно нет, у самок он может быть редуцирован до точки. Типичная форма отмечена до высоты 1200 м, высокогорная – от 1700 м. Этот вид, возможно, населяет не только Хакасию и Туву, но и другие горные области Ю Сибири. Ср. подобное соотношение между экологией таксонов групппы O. jutta: «болотный» O. jutta и высокогорный O. akoene.

Ареал. Хакасия, Тува.

Комментарии. В атласе [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 3/4 с определением «Oeneis jutta akoene» под номерами 7 и 8 приведены фотографии самок O. agaskyra из Тувы (дол. р. Каргы, 1400–1800 м), которые легко опознаются по крупному глазку в ячейке M2–M3. Рядом с ними дана фотография самца из дол. р. Нарын, 1900 м (fig. 6), который также должен быть отнесен к этому виду из-за наличия у него в этой же ячейке черной точки, который отсутствует у самцов других таксонов подкомплекса O. jutta. Произвольное распространение ареала алтайского вида O. akoene на Туву ничем не обосновано.

 

26. Oeneis dubia Elwes, 1899

 

Oeneis dubia kamtschatica Kurentzov, 1970 comb. n.

Oeneis magna kamtschatika Kurentzov, 1970: 71. Рис.72(2)

 

Рис. вальв. Oeneis dubia dubia: 197. ЮВ Алтай, лев. приток Джазатора, 6 км В устья Джумалы, 2100 м, лес, 14.06.98, В. Ивонин. 198. Алтайский з-к, Чулышманское наг., р. Койру, субальпийский пояс, 11-12.07.80, С. Богачев; O. dubia kamtschatica: 199. Камчатка, 46 км ЮЗ Петропавловска, 560 м., тундра, ольховник, 4.08.91, О. Костерин. 200. Камчатка, Мильховский р-н, р. Кавыча, 5.07.68. Фотографии имаго O. dubia kamtschatica: 201a, b; 202a, b (2♂ — Камчатка, Мильховский р-н, ср. теч. р. Кавычи, 5-7.07.68).

Диагноз. Oeneis dubia существенно отличается от O. magna строением вальвы: она имеет ровную дорсальную сторону, зубцы имеют приблизительно одинаковую длину и форму (уменьшаясь в размере и/или становясь реже лишь в начале зубчатой части дорсума). З. кр. у самцов и самок сверху коричневые с широкими охристо-коричневыми или желтоватыми перевязями (у самок перевязи и на п. кр.) – в отличие от O. magna magna и O. m. magadanica, у которых глазки на кр. размещены в охристых пятнах.

ТМ – Ongudai and Kurai Pass.

Ареал. Алтай; Камчатка.

Комментарии. Номинативный подвид, по-видимому, обитает только на Алтае (прежние указания на Монголию и Забайкалье не подтверждаются материалом). Есть нуждающиеся в проверке сведения о находке этого вида в ЮЗ Туве (хр. З Танну-Ола) – в таком случае не исключена симпатричность O. dubia dubia и O. magna judini. Ареал O. d. kamtschatica находится на большом растоянии от ареала номинативного подвида. Ареалы подвидов Oeneis dubia находятся по краям огромной территории между Алтаем и Камчаткой, заселённой близким видом – Oeneis magna. Отнесение к O. dubia бабочек, описанных как O. magna transbaicalica Kurentzov, 1970 (синоним O. magna magna, см. [Eitschberger, Lukhtanov, 2001: 8]) в [Коршунов, 2000: 99], основано на недоразумении: сплошной просмотр гениталий серии бабочек из лесных районов Забайкалья, находящейся в СЗМ, подтвердил конспецифичность O. m. magna и O. m. transbaicalica. Морфологическое сходство между O. magna dubia и O. m. kamtschatica было отмечено В. А. Лухтановым [1987a: 149] – правда, остается неясным, что конкретно он имел в виду. Сравнение устройства вальв и рисунка подтверждает это наблюдение.

Фотографии см. в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 5/6, figs 1–4.

 

27. Oeneis pupavkini Korshunov, 1995 stat. n.

Oeneis magna pupavkini Korshunov, 1995: [Коршунов, Горбунов, 1995]: 141. Рис.301)

 

Фотографии имаго: 203a, b (♂, голотип — препарат гениталий утрачен), 204a, b (♂, паратип), 205a, b (♀, паратип). Рис. вальв: 206. Ю. Таймыр, ср. течение р. Рыбной, 13.07.78, Д. Пупавкин. 207. Там же, 21.07.78.

Диагноз. От близких таксонов групп O. dubia и O. magna отличается устойчивым морфологическим признаком – формой вальвы: для O. pupavkini характерен дугообразный вырост в передней части вентрального края и «крючок», образуемый направленными вниз зубцами апекса; зубцы занимают не менее 1/2 дорсума, как и у других таксонов подкомплекса O. jutta. У самцов андрокониальный штрих малозаметен или не виден, андрокониальные чешуйки сгруппированы в центр. ячейке. Охристые пятна и перевязи сверху крыльев тёмные, с красноватым оттенком.

ТМ – р. Рыбная, плато Путорана, Ю Таймыр,.

Ареал. Полярный и Приполярный Урал (хр. Малды-Нырд), Таймыр (плато Путорана).

Комментарии. По нашей просьбе А.Г. Татаринов прислал нам цветные изображения бабочек этого вида с хр. Малды-Нырд, к сожалению, без рисунков генитальных аппаратов. Отсутствие сведений о гениталиях не позволяет сделать окончательных выводов, но по имаго можно предположить, что на Урале водится не номинативный подвид O. pupavkini. При описании O. pupavkini не было возможности исследовать уральских бабочек, они были вписаны в текст [Коршунов, Горбунов, 1995] в качестве паратипов П.Г. Горбуновым. На Ю Таймыре O. pupavkini летают вместе с O. magna magadanica. Указание на наличие O. pupavkini в Красноярском крае южнее плато Путорана в [Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 7–8] нуждается в уточнении.

 

28. Oeneis magna Graeser, 1888

Oeneis magna kurentzovi Murayama, 1973: Mushi. Vol. 29: 21, syn. n.

 

Oeneis magna judini Korshunov, 1988 stat. n.

Oeneis judini Korshunov, 1998: 76. Рис.7 (2, 3), 8 (2), 9 (1)

 

Oeneis magna magna: рис. гениталий208, 209. Хакасия, Бирикчуль, 26-27.06.69, С. Николаев. 210. Читинская обл., Покровка, 20.06.92; фотографии имаго – 210a, b, 211a, b (2♂ — Хакасия, Бирикчуль, 26-27.06.69, С. Николаев); O. magna magadanica: рис. гениталий – 212. Якутия, хр. Сунтар-Хаята, 232 км трассы Хандыга–Магадан, 15.06.85, А. Попов. 213. Магаданская обл., с. Ламутское, лесотундра, 29.06.68; O. magna judini: фотографии имаго – 214a, b (♂, голотип — препарат гениталий утрачен), 215a, b (♀, аллотип); рис. гениталий – 216, 217. Тува, В. Танну-Ола, 12 км ЮЗ пос. Шуурмак, 9.07.2001, В. Ивонин.

Диагноз. Дорсум вальвы имеет дугообразную выпуклость в задней части, как правило, выемку в средней и утолщение в дистальной части. Зубцы по крайней мере в одной из этих частей значительно отличаются от остальных частотой и размерами. Апикального «крючка» и заметной дугообразной выпуклости на вентруме вальвы нет. Андрокониальный штрих малозаметен или не виден, андрокониальные чешуйки сгруппированы в центр. ячейке.

ТМ – «Pochrofka» [д. Покровка на р. Амур, ЮЗ Читинской обл.].

Ареал – горы Средней Сибири к востоку от Енисея, Якутия, Магаданская обл., ЮЗ Чукотка, горы Ю Сибири (кроме Алтая), Забайкалье, Приамурье, Приморье, С Монголия.

Изменчивость. Номинативный подвид в горах восточной части гор Ю Сибири, в Приамурье, Приморье и на С Сахалине. Видимо, к этому же подвиду относятся бабочки из В и З Саяна, Хакасии и С-З Монголии. На Алтае O. magna не обнаружена. Подвид O. magna magadanica Kurentzov, 1970 населяет горно-таёжную зону к северу от гор Ю Сибири, Якутию и Магаданскую обл. В наших фондах есть материал с Ю Таймыра (плато Путорана), где O. m. magadanica летает вместе с O. pupavkini. Бабочки подвида O. m. magadanica отличаются от номинативного подвида тёмной окраской, более мелкими охристыми пятнами и в среднем меньшими размерами. Cерии имеющихся в коллекции СЗМ монгольских (с Хангайского хр.) O. magna, известных как O. magna kurentzovi Murayama, 1973 (pro O. magna mongolica Kurentzov, 1970), по нашим наблюдениям, существенно не отличаются от серий номинативного подвида O. magna из Приамурья (наблюдается лишь параллелизм индивидуальной изменчивости). В горах Ю Тувы подвид O. magna judini Korshunov, 1988 stat. n. Этот таксон известен пока только с хр. В Танну-Ола. Его отождествление с O. m. kurentzovi в [Lukhtanov, Eitschberger, 2001: 8] не представляется правильным: только для самцов O. m. judini характерны крупные (иногда очень крупные) слепые глазки сверху п. кр., расположенные в охристых пятнах, как правило сливающихся по внешнему краю в перевязь. В начале июля 2001 г. В. В. Ивониным собрана большая серия этих бабочек в типовой местности (ок. 70 особей, среди которых 1 самка). Нуждающиеся в проверке сведения о поимке O. dubia на хр. З Танну-Ола, возможно, послужат доказательством симпатричности этого вида и O. magna в Ю Туве.

Фотографии см. в [Lukhtanov, Eitschberger, 2000], pl. 5/4, figs 5 и 6–9. Рисунок гениталий голотипа O. judini см. в [Коршунов, 1998: 65]: Рис.14(в).

 

Принятые сокращения

 

внешн. – внешняя поверхность

внутр. – внутренняя поверхность

д. п. кр. – длина переднего крыла

з. кр. – заднее крыло

кр. – крыло, крылья

ЛВ – левая вальва

ПВ – правая вальва

п. кр. – переднее крыло

ТМ – типовая местность

СЗМ – Сибирский зоологический музей, Институт систематики и экологии животных СО РАН, Новосибирск

 

 

Литература

 

Кержнер И.М. 1980. Дополнительные данные о коллекторах энтомологических материалов в Монголии до 1970 года // Насекомые Монголии. Ленинград. Т.7. C.14-16.

Коршунов Ю.П. 1977. Булавоусые чешуекрылые (Lepidoptera, Rhopalocera) Монгольской Народной Республики. 2. // Насекомые Монголии. Ленинград. Т.5. С.649-681.

Коршунов Ю. П. 1982. Новые формы булавоусых чешуекрылых (Lepidoptera, Rhopalocera) Северной Азии // Гельминты, клещи, насекомые. Новосибирск. С.8691.

Коршунов Ю.П. 1988. Новые булавоусые чешуекрылые (Lepidoptera, Rhopalocera) из Хакасии, Тувы и Якутии // Таксономия животных Сибири. Новосибирск. С.649-68.

Коршунов Ю.П. 1996. Дополнения и исправления к книге «Дневные бабочки азиатской части России». Новосибирск. 66 с.

Коршунов Ю.П. 1998. Новые описания и уточнения для книге «Дневные бабочки азиатской части России». Новосибирск. 68 с.

Коршунов Ю.П. 2000. Булавоусые чешуекрылые Урала, Сибири и Дальнего Востока. Определитель и аннотации. Новосибирск. 219 с.

Коршунов Ю.П. 2001. O книгах московских коллекционеров // Русский энтомологический журнал. Т.10. Вып.2. С.189-193.

Коршунов Ю.П. 2002. Булавоусые чешуекрылые Северной Азии. Москва, 2002. 425 c.

Коршунов Ю.П., Горбунов П.Ю. 1995. Дневные бабочки азиатской части России. Справочник. Екатеринбург. 202 с.

Куренцов А.И. 1970. Булавоусые чешуекрылые Дальнего Востока СССР (определитель). Ленинград. 164 с. 14 т.

Ледер Г. 1893. Краткий очерк энтомологических экскурсий в районе Восточного Саяна // Известия Восточносибирского отделения Русского географического общества. Т.XXIV. С.23-35.

Лухтанов В.А. 1983. Обзор сатирид рода Oeneis Hübner, 1816 (Lepidoptera, Satyridae) Полярного Урала // Энтомологическое обозрение. T.62. No4. С.763-772.

Лухтанов В.А. 1984. Обзор палеарктических сатирид рода Оeneis Hübner, 1816 (Lepidoptera, Satyridae). 1. Группа видов О. hora // Энтомологическое обозрение. T.63. No4. С.776-789.

Лухтанов В.А. 1987. Обзор палеарктических сатирид рода Oeneis Hübner, 1816 (Lepidoptera, Satyridae). Группа видов O. jutta // Энтомологическое обозрение. T.66. No1. С.142-158.

Лухтанов В.А. 1989а. Обзор палеарктических сатирид рода Oeneis Hübner, 1816 (Lepidoptera, Satyridae). Группа видов О. norna // Вестник зоологии. Вып.2. С.29-36.

Лухтанов В.А. 1989b. Обзор палеарктических сатирид рода Oeneis Hübner, 1816 (Lepidoptera, Satyridae). Группа видов О. norna // Вестник зоологии. Вып.4. С.28-34.

Стрельцов А.Н. 1995. Фауна и вертикальное распределение булавоусых чешуекрылых (Lepidoptera, Rhopalocera) в горах Удоканского хребта // Проблемы экологии Верхнего Приамурья. Вып.2. Благовещенск. С.132-143.

Татаринов А.Г. 1999. К характеристике видового разнообразия дневных чешуекрылых (Lepidoptera, Diurna) Печоро-Илычского заповедника // Беспозвоночные европейского Северо-Востока. Сыктывкар. С.42-48.

Штандель А.Е. 1957. Дневные бабочки (Lepidoptera, Rhopalocera) Алтая // Энтомологическое обозрение. T.31. No1. С.122-142.

Alphéraky S. 1897. Mémoire sur différents lépidoptères, tant nouveaux que peu connus, de la faune palaeartique // Mémoires sur les lépidoptères. V.X. Санкт-Петербург. P.185-227.

Asahi J., Kanda S., Kawata M., Kohara Y. 1999. Тhe Butterflies of Sakhalin in Nature. 310 p. (яп.).

Austaut J.L. 1911. Lépidoptères asiatiques nouveaux // Entomologische Zeitschrift. No45. Frankfurt a. M. P.242–244

Austaut J. 1912. Notice sur quelques formes aberrantes du Parnassius & sur une espèce nouvelle du genre Oeneis // Internationale Entomologische Zeitschrift. No.50. P.359–361.

Bang-Haas A. 1912. Palaearktische Makrolepidopteren. IV. // Deutsche Entomologische Zeitschrift Iris. Dresden. S.104-105.

Boisduval J. 1834. Icones historiques des Lépidoptères nouveaux ou peu connus. Collection, avec coloriées, des Papillons d’Europe nouvellement découverts; ouvrage formant le complement de tous les auteurs iconographes; par LE DOCTEUR BOISDUVAL, membre de plusieurs sociétés savantes nationales & étrangères. Paris, à la librairie encyclopédique de Roret, rue Hautefeuille, au coin de celle du battoir. [1832–1834]. P.185–251. Tab.17–47.

Churkin S.V. 1999. New taxa of butterflies from Transbaikalia, Russia (Rhopalocera: Satyridae, Nymphalidae) // Atalanta. No29(1/4). P.107-124. Pl. VIII, IX.

Eitschberger U., Lukhtanov V. 1994. Eine neue Unterart von Oeneis tarpeia Pallas, 1771 aus Buratien im Transbaikal (Lepidoptera, Satyridae) // Atalanta. No25(1/2). P.163-166. Tf.Va/b.

Elwes H. 1899. On the Lepidoptera of the Altai Mountains // Transactions of the Entomological Society. T.13. P.295-367. Pl.11-14.

Elwes H., Edwards J. 1893. A revision of the genus Oeneis // Transactions of the Entomological Society. T.15. P.467-477.

Gaede M. 1932. Gattung: Oeneis Hbn. // Die Gross-Schmetterlinge der Erde. Eine systematische Bearbeitung der bis jetzt bekannten Gross-Schmetterlinge in Verbindung mit namhaften Fachmännern herausgegeben von Prof. Dr. Adalbert Seitz. Supplement zu Band I. Stuttgardt. S.158-160.

Gross F.J. 1968 (1970). Zur Systematik und Verbreitung der Arten der Gattung Oeneis Hübner (Lep., Satyridae) // Mitteilungen der Münch. Entomol. Gesellschaft. No58. S.1-26.

Kiriakoff S., Lorković Z. 1958a. Proposed insertion in the “Règles” of provisions recognising “superspecies” as a special category for the classification and nomenclature of taxa belonging to the above group as now proposed to be defined // Bull. Zool. Nom. Vol.15/B. Case 57. P.1024-1030.

Kiriakoff S. Lorković Z. 1958b. Proposed insertion in the “Règles” of provisions recognising “semispecies” as a special category for the classification and nomenclature of definite groups of taxa as now proposed to be defined // Bull. Zool. Nom. Vol.15/B. Case 58. P.1031-1033.

Lukhtanov V., Eitschberger U. 2000. Nymphalidae V. Oeneis // Erich Bauer, Thomas Frankenbach. Schmetterlinge der Erde. Tagfalter. T.11. Keltern. 12 S. 26 Tf.+Tf. A, B.

Lukhtanov V., Eitschberger U. 2001. Catalogue of the genera Oeneis and Davidina // Erich Bauer, Thomas Frankenbach. Butterflies of the World. Supplement 4. Keltern. 36 S.

Lukhtanov V., Lukhtanov А. 1994. Die Tagfalter Nordwestasiens. Marktietleuthen. 440 S., 56 Tf.

Murayama S. 1973. Classification and distribution of the genus Oeneis Hübner in the World // Monthly Mushi. Vol.8. No1. P.17–26. Pl.1–48 (яп.).

Seitz A. 1906–1909. Die Gross-Schmetterlinge der Erde. Die Gross-Schmetterlinge des palaearktischen Faunengebietes. Tagfalter. Stuttgart. 8+379 S. 89 Tf.

Seitz A. 1932. Die Gross-Schmetterlinge der Erde. Eine systematische Bearbeitung der bis jetzt bekannten Gross-Schmetterlinge in Verbindung mit namhaften Fachmännern herausgegeben von Prof. Dr. Adalbert Seitz. Supplement zu Band I. Stuttgardt. 179 S. 16 Tf.

Staudinger O., Rebel H. 1901. Catalog der Lepidopteren des paläarctischen Faunengebietes. Berlin. 1901. 42+411+368 S.

Tuzov V.K., Bogdanov P.V., Devyatkin A.L., Kaabak L.V., Korolev V.A., Murzin V.S., Samodurov G.D., Tarasov E.A. 1997. Guide to the butterflies of Russiа and adjacent territories (Lepidoptera, Rhopalocera). Vol.I. Moscow. 480 p. 79 pl.

 

Используются технологии uCoz